Freewaygrp.ru

Строительный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Над откосами косами косят над откосами косят людей

«Родина (Те же росы, откосы, туманы…)» А. Белый

Те же росы, откосы, туманы,
Над бурьянами рдяный восход,
Холодеющий шелест поляны,
Голодающий, бедный народ;

И в раздолье, на воле – неволя;
И суровый свинцовый наш край
Нам бросает с холодного поля –
Посылает нам крик: «Умирай –

Как и все умирают…» Не дышишь,
Смертоносных не слышишь угроз: –
Безысходные возгласы слышишь
И рыданий, и жалоб, и слёз.

Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
Над откосами косят людей.

Роковая страна, ледяная,
Проклятая железной судьбой –
Мать Россия, о родина злая,
Кто же так подшутил над тобой?

1908 г., Москва.
Сборник «Пепел», цикл «Россия».

Анализ стихотворения Андрея Белого «Родина (Те же росы, откосы, туманы…)»

У многих русских поэтов есть стихи, посвященные родине. Однако далеко не все они могут похвастаться объективностью и тем, что отражают обратную сторону медали. Поэт Андрей Белый, по праву считающийся одним из ярчайших русских символистов, в своих произведениях очень огромное внимание уделял реальному отображению действительности. Видимо, по этой причине даже лирические стихи этого автора носили декадентский оттенок и были пронизаны либо мрачным юмором, либо сарказмом.

В 1908 году Андрей Белый на волне русского патриотизма опубликовал стихотворение «Родина», Однако выдержано оно было совсем не в том ключе, к которому привыкла общественность. Вместо хвалебной оды поэт попытался представить свою страну если и не объективно, то хотя бы без ложного приукрашивания. Действительно, трудно обвинить автора в намеренном желании исказить реальность, если наряду с восхищением Россией он позволяет себе открыто заявить о том, что ее основными достопримечательностями являются «холодеющий шелест поляны, голодающий, бедный народ».

Отчасти подобные фразы были связаны с событиями 1905 года, когда стало ясно, что настоящая революция уже не за горами. Под впечатлением попытки государственного переворота в то время оказались многие русские поэты, и Андрей Белый в этом отношении не являлся исключением. Однако если Александр Блок кардинально изменил свои взгляды на революцию, убедившись, что кроме голода, разрухи и гибели людей она ничего не способна дать России, то Андрей Белый придерживался диаметрально противоположной точки зрения. Он был убежден, что в стране нужно кардинально все изменит. Правда, автор не задумывался о том, какой ценой это придется делать.

Пока же для Андрея Белого «и в раздолье, на воле – неволя», он видит окружающий мир в довольно пессимистичном свете и сочувствует тем, кто устал прозябать в нищете. Философия Андрея Белого такова, что лично сам он готов умереть за свободу, чем коротать свои дни в ожидании, что скоро «ненасытные стаи смертей» заберут и его жизнь.

Обращаясь к своей родине, которая уже успела стать для него чужой и непонятной, поэт отмечает: «Роковая страна, ледяная». На самом деле, он чувствует мощь русской державы, однако не может понять, почему из года в год ничего вокруг не меняется. «Мать Россия, о родина злая, кто же так подшутил над тобой?», – вопрошает поэт, не догадываясь о том, что этим же вопросом задается каждое новое поколение его соплеменников.

Над откосами косами косят над откосами косят людей

Были времена, когда их имена читающая Россия произносила с трепетом. Правда, трепет был разным, – как разными были имена… Такими разными, что почти одинаковыми!

Андрей Белый. Саша Черный.

В нашей стране о них долго молчали, потом усердно писали об одном и о другом: большой поэт, выдающийся прозаик, теоретик того-сего… Теперь же, когда очарование новизны рассеялось, когда читатели перестали воспринимать «эмигрантскую» литературу как сплошной поток шедевров и поголовно громоздить авторов на пьедесталы, – теперь, увы, фигуры этих двух поэтов представляются в лучшем случае трогательными, в худшем – даже смешными. И то сказать! Бугаев и Гликберг, сын профессора и сын провизора – чудная пара чудных персонажей, которая так и просится в анекдот.

Александр Гликберг – подлинное имя Саши Черного. Отец его в самом деле был провизор, жил в Одессе и был вынужден крестить мальчика, когда настало время отдавать его в гимназию. Впрочем, из учебных заведений все равно Сашу исключали несколько раз – не то за «вольность и непокорство», не то за неуспеваемость. Пятнадцати лет он ушел из дома, и плохо бы ему пришлось, если бы не помощь одного житомирского филантропа.

Борис Бугаев вправду был сыном профессора математики, знаменитого не только своими трудами (даже гимназисты учились по его учебнику), но и чудаческими выходками, и непрезентабельной внешностью, и красавицей женой, ссоры с которой сотрясали дом в детские годы Бори. Отголоски тогдашних семейных взаимоотношений всплывут потом в прозе Андрея Белого – например, в романе «Петербург» (1913–14) с его навязчивым мотивом отцеубийства.

Борис дружил с семьей Соловьевых, в доме которых каждый первый из хозяев или гостей был философом, поэтом или тем и другим сразу. Соловьевы придумали ему псевдоним, когда выяснилось, что научному образованию Борис решительно предпочитает литературные занятия.

Александр служил на таможне, занимал должность в службе сборов Варшавской железной дороги, писал стишки, печатался в журнальчиках, подписываясь «Сам по себе» или «Мечтатель».

Первое стихотворение, опубликованное под именем Саши Черного, было прямой политической сатирой:

Трепов – мягче сатаны,
Дурново – с талантом,
Нам свободы не нужны,
А рейтузы с кантом.

Сегодня, когда нет охоты вспоминать имена и деяния персонажей, стихотворение и впрямь выглядит чепуховым. А тогда из-за него закрыли журнал «Зритель».

Первыми произведениями Андрея Белого были «симфонии» (позже он признавался, что сам толком не понимал, что значит это слово). В них «духовные порывы» к «мистическому идеалу» чередовались с картинами пошлостей и уродств реальной жизни. Впрочем, и в дальнейшем лирика и проза Белого представляет тот же контраст. Он виртуозно имитирует – или проживает? – то пьяный надрыв загулявшего в праздник мастерового («Как несли за флягой флягу – // Пили огненную влагу. // ДRнакачался – я! // ДRнаплясался – я!»), то экзальтацию пророка («Рыдай, буревая стихия, // В столбах громового огня! // Россия, Россия, Россия – // Безумствуй, сжигая меня!»)

Читать еще:  Укрепление земляных откосов плитами

И «в жизни» автор этих стихов был «вечно танцующий Боря» – слова Зинаиды Гиппиус, которая не поленилась зафиксировать для потомков «бесконечно льющиеся, водопадные речи Бори, с жестами, с лицом вечно меняющимся – почти до гримас. » Не только недоброжелатели, но и друзья на вопрос о том, что было в таком-то философском собрании и как вел себя Белый, отвечали цитатой (из серьезного и «мистического» стихотворения):

Голосил
Низким басом.
В небеса запустил
Ананасом.

Такое было время: надрыв, экзальтация – все это культивировалось. Поэт был фигурой публичной, вся его жизнь происходила напоказ, стихи воспринимались как точный комментарий к реальной жизни пишущего. Если поэт в стихах говорил «я» – публика пребывала в уверенности, что именно о себе человек и сообщает. Кого-то это положение дел вполне устраивало, кого-то бесило.

Даже Саша Черный, работавший в маске желчного городского обывателя, вынужден был объясняться:

Когда поэт, описывая даму,
Начнет: «Я шла по улице.
В бока впился корсет», –
Здесь «я» не понимай, конечно, прямо –
Что, мол, под дамою скрывается поэт.
Я истину тебе по-дружески открою:
Поэт – мужчина. Даже с бородою.

Критику. 1909

Главный враг у Черного и Белого был один – пошлость, бездуховность, свинскость людская.

В кое-каких литературоведческих статьях приходилось мне читать и о влиянии Белого на Черного, и о влиянии наоборот. Однако жизни этих авторов шли параллельно, не смешиваясь; разными были и круг общения, и места публикаций. Андрей Белый был известен в «декадентских» кругах (издательства «Скорпион», «Гриф», журнал «Весы»), и эти самые «круги» с замиранием сердца следили за его мистическими увлечениями – то он морочил голову жене Блока, она же Прекрасная Дама, то отбивал поклонницу у Брюсова. Известность Саши Черного была другого рода – с «направлением», так как он много лет работал для знаменитого «Сатирикона». Сборники стихотворений у Белого назывались красиво: «Золото в лазури» (1904), «Пепел» (1908) и «Урна» (1909); у Черного – просто: «Разные мотивы» (1906), «Сатиры» (1910), «Сатиры и лирика» (1911).

Почему-то принято думать, что Белый писал исключительно о возвышенном и духовном, а Черный – только о поглощающем человека быте. Однако не все так просто делится на черное и белое. Их стихи удивительно похожи: знаменитую «Обстановочку» мог бы написать Белый, а «Телеграфиста» – Черный.

Неподготовленный читатель вряд ли сумеет различить этих авторов, иронически воспевающих женщину из народа:

Я встревожен назойливым писком:
Подоткнувшись, ворчливая Фекла,
Нависая над улицей с риском,
Протирает оконные стекла.

Блещут икры полной прачки Феклы.
Перегнулся сильный стан во двор.
Как нестройный, шаловливый хор,
Верещат намыленные стекла,
И заплаты голубых небес
Обещают тысячи чудес.

Крейцерова соната. 1909

Вряд ли второй автор нарочно отсылал читателя к давнему стихотвореньицу первого; проще предположить, что явление Феклы – просто характерное совпадение. А хотите пару серьезных цитат, абсолютно близких по времени и по настроению?

…По улицам шляется смерть.
Проклинает
Безрадостный город и жизнь без надежд,
С презреньем, зевая, на землю толкает
Несчастных, случайных невежд.
А рядом духовная смерть свирепеет
И сослепу косит, пьяна и сильна.
Всё мало и мало – коса не тупеет,
И даль безнадежно черна.

…И в раздолье, на воле – неволя;
И суровый, свинцовый наш край
Нам бросает с холодного поля –
Посылает нам крик: «Умирай. »

Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
над откосами косят людей.

Кто мистик, кто сатирик? Близнецы почти.

Социального потрясения жаждали оба и ждали много лет. Революция должна была прийти освежающей грозой, но явилась ужасом, смертями и опять – пошлостью людской. Когда-то Саша Черный описывал покушение на царя бойкими стишками: «Разорвался апельсин // У Дворцова моста. // Где высокий господин // Маленького роста?» Но времена «Чепухи» давно миновали, настали времена пролетарской диктатуры. Саша Черный эмигрировал в 1920-м, Андрей Белый не эмигрировал, но терзался и метался между Россией и заграницей. Он больше писал прозу, стихи – после очередной душераздирающей разлуки – приходили редко.

…Твой ясный взгляд: с ним утопаю я,
Исполненный покоя и блаженства, –
В огромные просторы бытия,
В огромные просторы совершенства.

…Мой вешний свет,
Мой светлый цвет, –
Я полн Тобой,
Тобой – Судьбой.

Оба процитированных текста (1918) посвящены не женщине – «Антропософии». Вот ею увлекался Белый, слушал лекции Штейнера, искал пути к совершенству.

У Саши Черного настоящей «любовной лирики» и вовсе нет. Единственное стихотворение, которое можно принять за «любовное», в конце все же разоблачает героев.

…Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой, –
Смешна любовь напоказ!
Но все ж тайком от матери строгой
Она прибегает не раз.

Для ясности, после ее ухода,
Я все-таки должен сказать,
Что Лизе – три с половиною года.
Зачем нам правду скрывать?

За границей и Черный, и Белый с прежней страстностью ненавидели обывателей, тосковали по своей России, печалились.

У Саши Черного есть – пронзительное:

Читать еще:  Профиль финишный для отделки откосов

Прокуроров было слишком много!
Кто грехов Твоих не осуждал.
А теперь, когда темна дорога,
И гудит-ревет девятый вал,
О Тебе, волнуясь, вспоминаем, –
Это все, что здесь мы сберегли.
И встает былое светлым раем,
Словно детство в солнечной пыли.

Но не удержусь и от ехидства. В эмиграции А.Черный (так он стал подписываться) принялся активно сочинять стихи и прозу для детей. Когда-то он злобно высмеивал детскую поэтессу:

Дама, качаясь на ветке,
Пикала: «Милые детки!
Солнышко чмокнуло кустик,
Птичка оправила бюстик
И, обнимая ромашку,
Кушает манную кашку. »

Сиропчик. Посвящается «детским» поэтессам. 1910

Зато потом оказалось, что уроки пикающих поэтесс не отучили кое-кого сюсюкать, неуклюже имитируя детскую речь.

– Отчего у мамочки
На щеках две ямочки?
– Отчего у
Вместо ручек ножки?
– Отчего шоколадки
Не растут на кроватке?
– Отчего у няни
Волоса в сметане?

Как убоги эти стишки по сравнению с тем «детством в солнечной пыли»! Есть что-то в них – не в обиду будь сказано! – скучное, вымученное, невыносимо провинциальное…

И последние годы жизни Саши Черного прошли в провинции – в самом что ни на есть Провансе, где ему удалось выстроить дом и несколько лет пожить в покое. Впрочем, жизнь (или как ее там?) не любит оставлять в покое таких людей. Как-то в начале июля на соседской ферме произошел пожар, поэт помогал тушить огонь и вечером умер: не выдержало 52-летнее сердце.

Другой поэт умер двумя годами позже от последствий солнечного удара, согласно собственным стихам:

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.
Не смейтесь над мертвым поэтом…

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Авиация (150)
  • Астрономические явления (17)
  • Атмосферные конвективные явления (13)
  • Атмосферные оптические явления (30)
  • Атмосферные электрические явления (14)
  • Бабочки (20)
  • ВАТИКАН (23)
  • Владимир Джанибеков (8)
  • Водолей (20)
  • Вокруг Солнечной системы (80)
  • Вопрос-Ответ (2364)
  • Габсбурги (16)
  • Гаремы (7)
  • Далёкий космос (114)
  • Дальние страны (1258)
  • ДИНАСТИИ (39)
  • Дорога — это жизнь (39)
  • ДОСЬЕ (40)
  • Животные (536)
  • Загадки истории (445)
  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА (864)
  • Замки и Дворцы (27)
  • ЗАПОВЕДНИКИ (13)
  • ЗДОРОВЬЕ (268)
  • Земля (144)
  • ЗЕРКАЛО (5)
  • Искусство (715)
  • Истории любви (186)
  • ИСТОРИЯ (2448)
  • История одного стихотворения (2035)
  • История одной картины (1122)
  • Книги для детей (256)
  • Краса ветвей зависит от корней (30)
  • КУЛЬТУРА (249)
  • КУЛЬТУРНЫЙ КОД (53)
  • Легенды и мифы (185)
  • ЛИТЕРАТУРА (301)
  • ЛИТЕРАТУРНЫЕ ГЕРОИ (203)
  • ЛИЦА ИСТОРИИ (496)
  • ЛИЦА РАЗВЕДКИ (159)
  • ЛЮДИ (571)
  • Люди-легенды (120)
  • МАЯКИ (9)
  • Микеланджело Буонарроти (29)
  • Микробиология: ВИРУСЫ и БАКТЕРИИ (33)
  • МИКРОмир (16)
  • Мода (54)
  • Москва (75)
  • Музеи (123)
  • Наполеон Бонапарт (68)
  • Насекомые (105)
  • НАУКА (623)
  • Облака (15)
  • Оружие (23)
  • ОТКРЫТИЯ и ИЗОБРЕТЕНИЯ (253)
  • ПАРАЗИТЫ (23)
  • Первые среди равных (197)
  • ПЛАНЕТАРИЙ (81)
  • Поэзия (764)
  • Праздники (53)
  • Притчи (34)
  • Проза (478)
  • Прошлое и настоящее Ташкента (203)
  • Психология (81)
  • Птицы (214)
  • Растения (120)
  • Рекорды (19)
  • РОЗА ВЕТРОВ (22)
  • Романовы (106)
  • Россия (1238)
  • Сады и парки (36)
  • Самарканд — столица Тамерлана (22)
  • Санкт-Петербург (113)
  • Символы (165)
  • Скульпторы (38)
  • СЛОВАРЬ (77)
  • Соборы и Мечети (65)
  • СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ (23)
  • Судьбы человеческие (1617)
  • ТАЙНЫ и ЗАГАДКИ (370)
  • Ташкент (18)
  • Узбекистан (213)
  • Фарфор (8)
  • ФЕНОМЕН (167)
  • ФИЛАТЕЛИЯ (195)
  • Фотографии (521)
  • ФОТОГРАФЫ и их фотографии (187)
  • Фра Беато Анджелико (13)
  • ХУДОЖНИКИ (804)
  • ЦВЕТЫ (48)
  • ЧАЙ (24)
  • ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА (44)
  • ЧТОБЫ ПОМНИЛИ (734)
  • ЭВОЛЮЦИЯ (19)
  • ЭКСПЕДИЦИИ и НАХОДКИ (290)
  • ЭПОХА СССР (455)
  • ЮСУПОВЫ (21)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

  • Все (1)

Постоянные читатели

  • Все (206)

Сообщества

Статистика

Андрей Белый. «Родина (Те же росы, откосы, туманы…)»

Те же росы, откосы, туманы,
Над бурьянами рдяный восход,
Холодеющий шелест поляны,
Голодающий, бедный народ;

И в раздолье, на воле — неволя;
И суровый свинцовый наш край
Нам бросает с холодного поля —
Посылает нам крик: «Умирай —

Как и все умирают…» Не дышишь,
Смертоносных не слышишь угроз: —
Безысходные возгласы слышишь
И рыданий, и жалоб, и слез.

Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
Над откосами косят людей.

Роковая страна, ледяная,
Проклятая железной судьбой —
Мать Россия, о родина злая,
Кто же так подшутил над тобой?

У многих русских поэтов есть стихи, посвященные родине. Однако далеко не все они могут похвастаться объективностью и тем, что отражают обратную сторону медали. Поэт Андрей Белый, по праву считающийся одним из ярчайших русских символистов, в своих произведениях огромное внимание уделял реальному отображению действительности. Видимо, по этой причине даже лирические стихи этого автора носили декадентский оттенок и были пронизаны либо мрачным юмором, либо сарказмом.

В 1908 году Андрей Белый на волне русского патриотизма опубликовал стихотворение «Родина». Однако выдержано оно было совсем не в том ключе, к которому привыкла общественность. Вместо хвалебной оды поэт попытался представить свою страну если и не объективно, то хотя бы без ложного приукрашивания. Действительно, трудно обвинить автора в намеренном желании исказить реальность, если наряду с восхищением Россией он позволяет себе открыто заявить о том, что ее основными достопримечательностями являются «холодеющий шелест поляны, голодающий, бедный народ».

Отчасти подобные фразы были связаны с событиями 1905 года, когда стало ясно, что настоящая революция уже не за горами. Под впечатлением попытки государственного переворота в то время оказались многие русские поэты, и Андрей Белый в этом отношении не являлся исключением.

Александр Блок

Однако если Александр Блок кардинально изменил свои взгляды на революцию, убедившись, что кроме голода, разрухи и гибели людей она ничего не способна дать России, то Андрей Белый придерживался диаметрально противоположной точки зрения. Он был убежден, что в стране нужно кардинально все изменить. Правда, автор не задумывался о том, какой ценой это придется делать.

Читать еще:  Откосы входных дверей своими руками пошаговая инструкция

Пока же для Андрея Белого «и в раздолье, на воле – неволя», он видит окружающий мир в довольно пессимистичном свете и сочувствует тем, кто устал прозябать в нищете. Философия Андрея Белого такова, что лично сам он готов умереть за свободу, чем коротать свои дни в ожидании, что скоро «ненасытные стаи смертей» заберут и его жизнь.

Обращаясь к своей родине, которая уже успела стать для него чужой и непонятной, поэт отмечает: «Роковая страна, ледяная». На самом деле, он чувствует мощь русской державы, однако не может понять, почему из года в год ничего вокруг не меняется. «Мать Россия, о родина злая, кто же так подшутил над тобой?», — вопрошает поэт, не догадываясь о том, что этим же вопросом задается каждое новое поколение его соплеменников.

Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение

Горы в брачных венцах.
Я в восторге, я молод.
У меня на горах
очистительный холод.

Вот ко мне на утес
притащился горбун седовласый.
Мне в подарок принес
из подземных теплиц ананасы.

Он в малиново-ярком плясал,
прославляя лазурь.
Бородою, взметал
вихрь метельно-серебряных бурь.

Голосил
низким басом.
В небеса
запустил ананасом.

И, дугу описав,
озаряя окрестность,
ананас ниспадал, просияв,
в неизвестность,

золотую росу
излучая столбами червонца.
Говорили внизу:
«Это — диск пламезарного солнца. «

Низвергались, звеня,
омывали утесы
золотые фонтаны огня —
хрусталя
заалевшего росы.

Я в бокалы вина нацедил
и, подкравшися боком,
горбуна окатил
светопенным потоком.

Поля моей скудной земли
Вон там преисполнены скорби.
Холмами пространства вдали
Изгорби, равнина, изгорби!

Косматый, далекий дымок.
Косматые в далях деревни.
Туманов косматый поток.
Просторы голодных губерний.

Просторов простертая рать:
В пространствах таятся пространства.
Россия, куда мне бежать
От голода, мора и пьянства?

От голода, холода тут
И мерли, и мрут миллионы.
Покойников ждали и ждут
Пологие скорбные склоны.

Там Смерть протрубила вдали
В леса, города и деревни,
В поля моей скудной земли,
В просторы голодных губерний.

1908, Серебряный Колодезь

Родина
В. П. Свентицкому

Те же росы, откосы, туманы,
Над бурьянами рдяный восход,
Холодеющий шелест поляны,
Голодающий, бедный народ;

И в раздолье, на воле — неволя;
И суровый свинцовый наш край
Нам бросает с холодного поля —
Посылает нам крик: «Умирай —

Как и все умирают. » Не дышишь,
Смертоносных не слышишь угроз: —
Безысходные возгласы слышишь
И рыданий, и жалоб, и слез.

Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
Над откосами косят людей.

Роковая страна, ледяная,
Проклятая железной судьбой —
Мать Россия, о родина злая,
Кто же так подшутил над тобой?

* * *
Сусальным золотом горят
В лесах рождественские елки,
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.

О, вещая моя печаль,
О, тихая моя свобода
И неживого небосвода
Всегда смеющийся хрусталь!

* * *
Как кони медленно ступают,
Как мало в фонарях огня!
Чужие люди, верно, знают,
Куда везут они меня.

А я вверяюсь их заботе,
Мне холодно, я спать хочу;
Подбросило на повороте
Навстречу звездному лучу.

Горячей головы качанье,
И нежный лед руки чужой,
И темных елей очертанья,
Ещё невиданные мной.

* * *
Там, где жили свиристели,
Где качались тихо ели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
Где шумели тихо ели,
Где поюны крик пропели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
В беспорядке диком теней,
Где, как морок старых дней,
Закружились, зазвенели
Стая легких времирей.
Стая легких времирей!
Ты поюнна и вабна,
Душу ты пьянишь, как струны,
В сердце входишь, как волна!
Ну же, звонкие поюны,
Славу легких времирей!

* * *
Кому сказатеньки,
Как важно жила барынька?
Нет, не важная барыня,
А, так сказать, лягушечка:
Толста, низка и в сарафане,
И дружбу вела большевитую
С сосновыми князьями.
И зеркальные топила
Обозначили следы,
Где она весной ступила,
Дева ветреной воды.

(Велимир Хлебников. Я для вас звезда.
Стихотворения. Мир поэзии.
Москва: Летопись, 1999.)

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 28.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 27.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 26.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 22.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 19.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 18.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 17.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 08.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение
  • 02.10.2016. Слава пришла. Надежда Неповторимая. Продолжение

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector