Freewaygrp.ru

Строительный журнал
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Откос от армии психиатр

Последствия откоса от армии по психиатрии

Молодой человек моей дочери достиг призывного возраста, но в его планах на жизнь армия не присутствует. Он планирует откосить от ВС, получив отметку в военнике о наличии психического отклонения. Меня это не очень порадовало, так как я не знаю, как это скажется на его последующей жизни, какое влияние окажет на его карьеру и на жизнь моей дочери, соответственно. Подобные опасения заставили меня подробно изучить вопрос, какие могут быть последствия, если откосил от армии по психиатрии. В этой статье я готова поделиться с вами, тем, что узнала:

  • С какими психическими патологиями не берут в армию?
  • Как выявляются проблемы с психикой?
  • С какими последствиями можно столкнуться?

Эффективность откоса по психиатрии

Вариантов уклонения от ВС существует достаточно много. Основная масса из них связана с разными заболеваниями, при которых служба в армии является постоянным или временным противопоказанием. Если молодой человек относительно здоров, не имеет хронических заболеваний, он задается вопросом, как гарантированно откосить от армии по психическим заболеваниям.

Причина популярности данного метода основана на том, что физиологическую патологию практически невозможно симулировать. С псевдопсихическими патологиями все намного проще.

Несмотря на определенную доступность и эффективность метода, не стоит подходить к нему бездумно. Результат подобных действий довольно часто не соответствует желаемому.

С какими отклонениями не берут в армию?

В процессе положенного обследования призывника военная комиссия полностью руководствуется официальными законодательными документами. Есть специальный перечень психических патологий, где каждому заболеванию соответствует установленная категория годности.

Положение о психических заболеваниях, которые являются противопоказанием к ВС, утверждено правительством РФ.

В таком официальном документе, как Расписание болезней, психическим отклонениям отведено 7 статей.

Статья 14

Это патологические дисфункции головного мозга, связанные с травмами, онкологией или инфекционными заболеваниями. Проявляется такими симптомами, как:

  • Острые состояния психоза;
  • Изменение личностных качеств;
  • Развитие когнитивных и диссоциативных расстройств.

Статья 15

Сюда относятся разные психологические отклонения эндогенного типа. В данную категорию патологий входят такие проблемы со здоровьем, как хронические бредовые состояния, циклотимия, шизофрения.

Статья 16

Речь идет о психических патологиях, которые вызываются длительной интоксикацией организма. Это могут быть заболевания, связанные с физиологическими нарушениями и те, что имеют соматическую направленность. Довольно часто данные состояния проявляются после долговременного приема психотропных средств или после облучения.

Статья 17

В данную категорию входят такие распространенные проблемы, как:

  • Психозы;
  • Стрессы;
  • Депрессии.

В армию не берут юношей, которые страдают от реактивного проявления психоза, с наличием посттравматического стресса или с обнаруженной психогенной депрессией.

Статья 18

Это расстройство личности, которое характеризуется, как инфантилизм. Сюда же относятся разные формы психопатии, фобии и обсессивные синдромы.

Статья 19

В данную категорию психических заболеваний входят нарушение психики, основанные на долговременном употреблении психотропных и наркотических элементов. Наркоманов, токсикоманов и алкоголиков не оформляют на ВС.

Статья 20

Разная по степени выраженности умственная отсталость.

При обнаружении одного из перечисленных выше заболеваний юношу в армию не берут и военный билет выдают со специальной отметкой.

Выявление психических заболеваний

Общее психическое состояние призывника оценивается квалифицированными военными медэкспертами.

Чтобы провести полноценное освидетельствование, на комиссию приглашается опытный психиатр. Если выявленные расстройства подтверждены документально, если не поддаются компенсации, у военных врачей не возникнет никаких вопросов. Таким призывникам можно не косить от ВС, их гарантированно отстранят.

Если юноша намеревается симитировать психологическую патологию, он должен понимать, что сделать это непросто. В военной комиссии присутствуют исключительно квалифицированные специалисты.

Вот несколько примеров абсурдности откоса от армии посредством имитации психических отклонений:

  1. Умственная отсталость. Она бывает в тяжелой или легкой форме. Первый вариант отпадает автоматически, так как призывник, который смог одеться и самостоятельно прийти в военкомат, не может быть умственно отсталым. Если попытаться имитировать легкую отсталость, без дополнительного стационарного обследования не обойтись. Здесь же придется иметь дело с профессиональными докторами, обмануть которых почти нереально.
  2. Мнимое расстройство личности и нездоровые наклонности. Здесь довольно часто подразумевается выдача себя за гомосексуалиста. В этом случае тоже не все так просто. Существует несколько специальных способов проверки молодого человека, которые могут показать прямо противоположный результат.
  3. Истерика или припадок. Данные неприятные моменты можно достаточно легко имитировать, но такие приступы обычно имеют под собой определенное основание. Призывник уже должен являться пациентом психдиспансера и иметь соответствующие задокументированные заключения.

Если молодой человек пытается усиленно показать свою психическую несостоятельность и при этом не стоит на учете, ему автоматически будет вручено направление на обследование. Придется вставать на учет и косить под психа на протяжении, как минимум, одного года, регулярно посещая специалиста.

Несмотря на огромное количество легенд, связанных с тем, что откосить от армии через психбольницу легко и просто, обмануть профессионалов очень сложно. Если юношу не призвали в армию по причине психических отклонений, есть вероятность, что у него в действительности обнаружили определенные отклонения.

Обнаружение психических отклонений не является прямым поводом для отвода от армии.

Все зависит от категории выявленной патологии, от уровня ее тяжести и от степени выраженности. Есть такие патологии, при которых человека отправляют в запас. Это особая категория служащих, которых вызывают при объявлении в стране военного положения.

Как проводится освидетельствование?

Перед тем как прийти на медицинское обследование, призывник должен подготовить определенный пакет документов:

  • Выписка из истории заболевания;
  • Справка о нахождении на учете в психдиспансере;
  • Выписки из стационара, где был пройден курс лечения.

Чтобы провести точное освидетельствование молодого человека, специалисты могут направить его на стационарное лечение или на долговременное пребывание в местном профильном учреждении.

Если же диагноз будет очевидным и подтвержденным, призывнику могут не дать полное освобождение. Намного чаще дается небольшая годовая или полугодовая отсрочка, во время которой молодой человек должен пройти назначенный терапевтический курс.

Решение о прохождении лечения в стационаре принимает сам юноша. Согласно законодательству, принудительное направление в психдиспансер возможно только при наличии угрозы обществу.

Последствия откоса через психиатрию

Если молодому человеку ставят один из перечисленных психических диагнозов, вне зависимости от того, реальный он или «откос», в военном билете проставляется соответствующая отметка. Военкомат при наличии подобной отметки не будет иметь к человеку никаких претензий.

Но каким образом будут обстоят дела в обычной жизни? Существует несколько достаточно неблагоприятных последствий от такого откоса:

  • Есть вероятность получить отказ при оформлении водительских прав;
  • С наличием данной отметки нельзя устроиться на серьезное государственное предприятие. Современные коммерческие организации также не спешат брать на работу таких людей;
  • Невозможно получить лицензию на ношение и хранение оружия;
  • Не стоит забывать о последствиях, которые могут настигнуть еще в военкомате. Если сотрудники заметят попытку откоса, неприятностей не избежать.

Взвесив все перечисленные выше неблагоприятные последствия, стоит хорошо подумать, есть ли смысл рисковать своим будущим ради освобождения от армии. Даже если очень постараться и изобразить из себя нездорового с психической точки зрения человека, можно потерять возможности, которые открываются перед каждым молодым человеком в процессе его взросления и становления, как личности.

Как можно откосить от армии по психиатрии?

Как откосить от армии по психиатрии? Это актуальный вопрос для физически здоровых ребят. Расскажем, какие психические заболевания станут вашим «белым» билетом, как имитировать психа, а также отметим нюансы постановки диагноза и признания годности к службе психиатром и последствия, с которыми может столкнуться «откосивший» в долгосрочной перспективе.

Почему именно психиатрия?

Прежде всего у призывника, не желающего проходить службу в армии, уже есть весомый аргумент – нежелание. Как известно, если человек не желает что-либо делать, не имеет тяги и стремления к какому-либо действию (в данном случае – к службе в армии), требовать от него качественного исполнения своих обязанностей напрасно по умолчанию.

Однако военкоматы иного мнения. Сделать из мальчика мужчину – лозунг призывного периода. И не имеет значения, что психологически не каждый годен к армейской службе. Поэтому призывники стараются продемонстрировать свою профнепригодность именно в кабинете психиатра, если нет иных, физических, противопоказаний к прохождению программы армии.

Еще одна причина, почему именно психиатрия, заключается именно в туманности данной науки. Грани между человеком нормальным и с психическими расстройствами слишком размыта. Все больше психиатров сходятся во мнении, что объективно психически здоровых людей нет. Бывают случаи, что даже желающие проходить службу получали «белый» билет ввиду расстройств психики, о которых сами не знали.

И последнее, имитировать физический недуг весьма сложно, а сымитировать расстройство психики сможет каждый, даже не обладая ярко выраженными актерскими способностями.

Все вышеперечисленные факторы скажут в пользу того, что все больше призывников имитируют (или не совсем имитируют) психические расстройства.

Вернуться к оглавлению

Какие психические заболевания гарантируют откос от армии?

Перечень расстройств психики, с которыми призывник гарантированно не попадет в армию, прописан законодательно. Вот они:

    шизофрения; эндогенный психоз; органические психические расстройства (следствия перенесенных инфекционных заболеваний, травм, гормональных нарушений и прочих физических недугов); личностные расстройства; невротические и соматоморфные расстройства (постстрессовые нарушения личности); поведенческие расстройства; психические расстройства, ставшие следствием приема препаратов, алкоголя, наркотиков; экзогенные психические расстройства (стойкие проявления психического характера после болезней и травм); умственная отсталость; истероидные состояния органического и психологического происхождения; расстройства личности (раздвоение личности, воображаемые друзья, беседы с собой и прочее).

Призывникам стоит помнить, что легкие проявления и начальные стадии некоторых заболеваний не являются противопоказанием к прохождению службы.

Вернуться к оглавлению

Мастер-класс по психическим расстройствам

Если призывник уверен, что физиологических причин расстаться с военкоматом полюбовно у него не имеется, придется имитировать психические проблемы.

Внимание! Явная имитация, демонстрация обострений или симптомов тяжелых стадий заболеваний сразу дадут психиатру понять, что перед ним симулянт.

Призывнику стоит определиться, какое заболевание он будет имитировать, внимательно вычитать характер его течения, симптомы. Как было выше сказано, абсолютно нормальных психически людей нет, поэтому можно подобрать наиболее подходящее к типу личности расстройство. Не стоит брать истероидные расстройства, если характер от природы спокойный и в движениях присутствует медлительность. Аналогично, не стоит имитировать перед специалистом расстройства, сопровождающиеся ступором, если призывник обладает живым, активным темпераментом. Движения, жесты, мимика, особенности речи дадут профессионалу понять, что перед ним симулянт.

Наиболее удачными являются имитации личностных расстройств. Например, с виду нормальный парень «спарывается» на тестах-картинках, когда в группе картинок «утюг, пчела, автомобиль, велосипед» считает лишним утюг, ибо остальные предметы имеют движущиеся детали. Личностное расстройство – налицо, явного психического расстройства нет.

Залог успеха – естественное поведение. Неплохо будет начать акцию за полгода-год до призыва. В этом случае странности поведения могут подтвердить знакомые и родственники, а сам призывник качественно освоит нюансы поведения.

Читать еще:  Советы по отделка откосов входной двери

Также не следует в кабинете психиатра демонстрировать полный комплект симптомов расстройства, многие «спарывались» на приступах эпилепсии. Выбирайте среднюю или легкую, переходящую в среднюю, стадии расстройств.

О сумасшедших сказано бесконечно много — в сюжет редкой книги или фильма не попадёт душевнобольной сосед или коллега «со странностями», а психиатрические клиники по-прежнему ассоциируются с темницами и экзекуцией. О том, что реально происходит в психбольницах, кто может стать их пациентами и почему там трудно сойти с ума, корреспонденту Сиб.фм анонимно рассказал выпускник Новосибирского гуманитарного института, попавший в «дурку» в бегах от военкомата.

Я лёг в психушку добровольно — косил от армии. А мог и в другие больницы, у меня большие проблемы со здоровьем: гипертония, внутричерепное давление, смещение пяти позвонков в шейном отделе. Летом приехал к хирургу, который должен был написать мне справку о стопроцентной негодности. Но он не принял документы и результаты обследования из НИИТО (Новосибирский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии, — прим. Сиб.фм), зато сообщил, что у меня чистый ровный скелет и что я годен в десантуру. Мне оставалось лишь рассмеяться и искать другой выход.

Решил сходить к психиатру и рассказать о своих давних суицидальных наклонностях. «Ты хочешь лечь?» — спросил доктор. Я задумался, но в итоге сказал, что хочу.

Посоветовался с мамой: она поддержала. Так по направлению и лёг. Мне выдали бумагу, что кладут в дневной стационар в психиатрическую больницу № 3 на три недели. Я пролежал четыре, хотя мог пройти всех врачей максимум за неделю, а не лежать целыми днями, уставившись в потолок.

РУТИНА В ПАЛАТЕ № 6

Самое большое количество самоубийств среди военнослужащих совершается в Америке

Ко всему можно привыкнуть, но в первый день мне казалось, что я схожу с ума. Когда увидел тех, кто находится рядом, стало совсем жутко. На второй день я уже играл с психами в пинг-понг, а на третий познакомился с ребятами, у которых был Xbox. Потом приехали такие же, как я, парни из военкомата, мы вместе читали книжки и убивали время. Ну а что там ещё делать? Только есть, читать и пялиться в потолок. Тяжело просто от того, что каждый час как вечность. Ты вроде читаешь книжку, а она тебе надоела. Уходишь куда-нибудь, пьёшь чай, возвращаешься. Кто-то занимается своими делами, другой спит. Там либо что-то делать, либо спать — иначе нельзя, нужно постоянно что-то делать. Может быть, поэтому многие и бегали туда-сюда в коридоре, они лежали второй, третий год. Их, в общем-то, можно понять.

В чеховской «Палате № 6» главный врач психиатрической больницы становится её пациентом и вскоре умирает

Прогулки были особенно весёлые: мы ходили от мусорки до главного корпуса. Всё, что мы видели, это холмики и крыша крематория. Одному выходить нельзя, всегда с кем-то.

Я лежал в палате номер шесть. Посмеялся, но особо значения этому, честно говоря, не придал: забавно и всё. Разумеется, у нас были запрещены зеркала и вилки, в палате не было розеток — иначе кого-то обязательно переклинит, и он ненароком прибьёт либо себя, либо другого. С телефоном и планшетом никаких проблем не возникало, хотя вот для музыки места не было. Пару раз я её там слышал, но и то странную. Лежать настолько скучно, что и музыка надоедает.

В больнице все мысли куда-то исчезают. Серьёзно, я даже пытался заставлять себя думать, а ничего не выходило.

Санитары были в основном нормальные. Временами пугали, что если будем себя плохо вести, то получим такую характеристику, с которой нас никто не примет на работу. Я потом, кстати, узнал, что у них год работы идёт за два плюс годовой отпуск. Так ещё бы! Там такого насмотришься, не знаешь, как потом забыть.

КОРЕННЫЕ ОБИТАТЕЛИ

6 психиатрических больниц работают в Новосибирске. Ещё есть два интерната

Когда мы с мамой только подходили к больнице, увидели женщину, которая шла нам навстречу и громко беспричинно смеялась. Помню, я тогда впервые сказал: «Я, может, это — послужу годик?» Палата была как в дешёвом санатории, но в целом ничего. Со мной лежали два мужика: один по синьке лёг, другой свихнулся от наркотиков. Таких там вообще, по-моему, большинство — курят всякую химию и сходят с ума.

Что было самое адское? Да много всего. Например, видел, как один человек засовывал в уши собственные экскременты. А ещё был парень, который просто ходил взад-вперед. Таких, как он, пичкают галоперидолом, чтобы хоть как-то шевелились. И вот он ходит-ходит. Как бы объяснить. Помните, в школе есть полы такие, заливные? По краям тёмные, рамкой, а в середине светлые. Так вот, он сначала ходил по светлой половине, а потом перешёл на темные края. Мы спрашивали: «Почему ты это делаешь?» А он нам: «Ну как, вот здесь суша, а здесь вода». Потом он пустился в свободное плавание, а мы наставляли: «Не заплывай за буйки!»

При мне в психушке умер один дедушка. По слухам, его сыновья из-за наследства сбагрили. Ещё кто-то вспорол себе брюхо: не сумел справиться с утратой матери. Третий считал, что в нём легион демонов, заставляющих его выплескивать агрессию на мать и кота. Впрочем, буйных привязывают или не выпускают из палаты интенсивной терапии.

«Бедлам» как синоним «сумасшедшего дома» произошёл от названия Бетлемской королевской больницы в Лондоне

Знаю, что многие лежали по принуждению суда. Здесь это как бы коренные обитатели, дольше всех лежат. Думаю, им тут вполне комфортно: едят, спят, могут заняться чем-то, посадить дерево или покидать снег. Конечно, они хотят выйти, но не бесятся из-за этого — кушают таблетки и спокойно гуляют. С некоторыми я познакомился, есть нормальные ребята. Но опять же, что значит «нормальные»? Норма у каждого своя, и у душевнобольных она тоже есть.

Находиться в больнице не страшно. Вот брезгливость, не скрою, была. Ел обычно своей ложкой — там, говорят, много туберкулезников и ВИЧ-инфицированных лежит. Кошмары не снились, а плохо спал только из-за храпа соседей.

О чём говорят люди, лежащие в сумасшедшем доме? О всякой хренотени. Чаще всего о прошлой жизни, о том, что было за стенами больницы.

ПРОЩАЙ, ОРУЖИЕ

Как я говорил, раньше у меня была попытка самоубийства, правда, в состоянии аффекта. Я довольно вспыльчивый человек, агрессивный, но у меня есть табу на насилие над живыми существами. Мне даже в голову не придёт сделать кому-нибудь больно, всю агрессию выплёскиваю на себя. Я реально был готов умереть, жизнь для меня ничего такого уж не значила. Нет, может быть, я и больной в какой-то степени, но в городе и правда бывает тошно. Особенно когда задумываешься о проблемах, которые в куче на тебя сваливаются, а рационально построить лесенку, по которой раскидаешь и решишь их, не получается.

Теперь я понимаю, что всё моё уныние — горе от ума. Чем больше человек способен мыслить, тем больше он себе надумывает. Раньше я получал удовольствие от занятий музыкой, дегустации кофе и, пожалуй, на этом всё. Книги разве что. А в дурке я стал читать Хемингуэя, начал с «Прощай, оружие!». Прочитал. Полный восторг! Я увидел такую искреннюю любовь мужчины и женщины, а потом посмотрел на наш мир и подумал: блин, теперь всё не так — не так, как раньше. Всё пошло, ужасно, юмор скатился до сортирного. Вот стараюсь хотя бы самому стать лучше.

Моё отношение к жизни не изменилось, но оно стало позитивнее, каким бы дурацким не было это слово.

Разумеется, бывают перепады настроения, но я понял, что жизнь всегда будет ставить такие задачи, которые мне придется решать, и быть при этом в норме, в рассудке.

Репортаж Сиб.фм о жизни четырёх сотен умственно отсталых детей в под Новосибирском

В моей справке сказано, что у меня «органическое расстройство психики». Насколько мне известно, это поддаётся лечению. Вроде бы всё из-за травмы шейного отдела: позвонки сдавливают сосуды, из-за чего нет кровяного оттока из мозга. Вот поэтому у меня постоянно высокое давление и головные боли. Депрессия, наверное, тоже оттуда.

А вообще, кроме медицинских, у меня есть и другие причины не идти в армию. Во-первых, я не вижу в этом никакого смысла и личной выгоды: я ведь буду служить не ради себя, а ради неизвестно чего. Во-вторых, глядя на своего отца-военного, понимаю, что российская армия только забирает, ничего взамен не отдавая. В-третьих, я просто потеряю время. Мой друг служил, говорит, они там большую часть времени , кидали снег и уголь. В общем, такой же сумасшедший дом.

«Психиатр сказал, что я предатель и хочу откосить». Как расследуют случаи дедовщины и насилия в российской армии

19 мая 2021 года

Этой весной в российскую армию собираются отправить почти 135 тысяч новобранцев: призыв продлится с 1 апреля по 15 июля. Несмотря на то, что Минобороны считает, что такие понятия, как «дедовщина» и «казарменное хулиганство», в российской армии искоренены, заявления о неуставных отношениях в воинских частях продолжают поступать правозащитникам. Настоящее Время рассказывает истории мужчин, которые пострадали в российской армии от насилия – как физического, так и морального.

«Я мог начать плакать с утра»

20-летний Ильнур Адашев (фамилия изменена) в начале апреля 2021 года был комиссован с военной службы в воинской части 12128, которая находится в селе Тоцкое Оренбургской области. Срочник четыре месяца провел сначала в медроте, затем в военном госпитале и психоневрологическом диспансере. После этого его отправили домой с диагнозом «транзиторное расстройство личности». Нервные срывы у него начались после того, как срочник из Дагестана в декабре прошлого года избил его на глазах у роты, рассказывает Ильнур.

«Он всего лишь на месяц дольше меня служит, – говорит он. – Придрался к тому, как я заряжал телефон. Подошел к моей кровати, сел на меня сверху, начал бить по лицу, а затем стал душить. Когда я уже закряхтел, отпустил. Все сослуживцы это видели, но нет, никто не заступился – все боятся, что с ними сделают так же».

После этого случая агрессор еще несколько раз исподтишка бил его, вспоминает Ильнур. Адашев, у которого и раньше были проблемы с эмоциональным фоном, стал испытывать панические атаки.

«Я мог начать плакать с утра и не останавливаться несколько часов, – говорит он. – Два месяца я бесконечно температурил: меня выписывают – в тот же вечер температура опять поднимается. Ничего не мог делать, меня трясло, и это, конечно, сказывалось на службе, все видели».

Читать еще:  Откос балкона своими руками

Сослуживца после жалоб Адашева перевели в другую роту. Но Ильнур рассказывает, как через других солдат тот передавал ему, что «его найдут»:

«Всего в этой травле человек пять участвовало, – говорит Ильнур. – Могли подловить меня в столовой, еще где-нибудь. В итоге я не выдержал и порезал себе вены».

После попытки суицида командиры воинской части сначала отправили Адашева к психологу, а затем вызвали срочника к себе на разговор. По словам Ильнура, его упрашивали «не губить себя».

«Я требовал, чтобы меня отправили на комиссию в психоневрологический диспансер, – говорит Ильнур. – Они говорили мне, что я загублю себе будущее, если меня комиссуют из армии «по дурке». Но я не успокаивался, у меня истерики были непрекращающиеся – им пришлось меня отправить к врачам. Психиатр, прежде чем выписать мне направление на обследование, сказал мне, что я предатель и хочу откосить от армии. Мы с ним часа полтора про Путина разговаривали. Сказал мне: «Если тебя не снимут, я тебя отправлю в дисбат или в прокуратуру».

В военном билете у комиссованного Адашева указан психоневрологический профиль госпиталя, в который его положили. Основательница «Движения сознательных отказчиков от военной службы» в Санкт-Петербурге Елена Попова, знакомая с Ильнуром, называет эту приписку незаконной. «В военном билете должны указывать организацию, которая проводила врачебную комиссию, – говорит она. – Просто название и номер госпиталя. А военкомат из говнистости, простите, фактически раскрывает врачебную тайну».

«Чего жалуешься? Только пришел, а уже устал»

В армии все новобранцы сначала друг к другу присматриваются, а потом сбиваются в «банды», рассказывает житель Читы Семен Астахов (фамилия изменена). В 2014 году он служил в воинской части в Песчанке недалеко от родного города.

«Буряты в одной банде, кавказцы в другой, якуты в третьей, – говорит он. – Я сначала во взводе служил, где одни буряты были. Ну и они начали всех «дрочить», прошу прощения. По отдельности все нормальные были, а потом сбились в банду, человек 30 – и почувствовали: их много. Были там парни, которых они замучили. Помню одного: поначалу был веселый пацан, а потом вечно грустный, поникший».

Семен уверен: агрессия друг к другу у солдат начинается из-за того, что в армии «заняться нечем». Сам он с сожалением вспоминает проведенный на службе год.

«У меня было ощущение, что я занимаюсь какой-то идиотией, – говорит он. – В Песчанке я был радистом. Но за полгода радиостанцию, на которой я должен был работать, видел всего два раза – и ее не включали ни разу. Как-то нас привели на полигон, командир говорит стрелять. А там поле чистое – ни мишеней, ничего. Куда стрелять, спрашиваю. «Стреляй в поле». Вот мы полгода просто и стреляли в поле».

Егор Дмитриев из Екатеринбурга (фамилия изменена) в ноябре 2019 года закончил контрактную службу в Приаргунском погранотряде в Забайкальском крае. На профессиональную службу в армии пошел после срочной. Но то, что продлевать контракт не станет, понял сразу. За заработную плату в 48 тысяч рублей (около $650) сержант три года охранял границу с Китаем вместе с другими контрактниками. В первые же дни своей службы из-за отсутствия зимней амуниции он застудил себе суставы – с тех пор у 25-летнего Егора болят ноги, зимой он носит специальные наколенники.

«Я тогда не получил теплую одежду, мне что выдали – я в том и пошел в наряд, – вспоминает он. – Это была весенне-осенняя обувь, берцы. Вечером воспалились колени, пришел в медпункт, а его начальник мне сказал: «Чего жалуешься? Только пришел, а уже устал. А вдруг ты специально пошел переохладиться?»

Военную форму: обувь, штаны, куртки – контрактники часто покупают себе сами, говорит Егор. При поступлении на службу им выдали старое обмундирование. Заставы также были не приспособлены для комфортной жизни:

«Это здания из кирпича, зимой холодно в них, – говорит Дмитриев. – Во всех комнатах стояли обогреватели: трубы не работали и отопления не было совершенно. Парни надевали бушлаты и просто спали в них. Эти заставы с советских времен еще, их когда-то построили сроком на пять лет, они временными должны были быть, но. «

«Люди часто не готовы себя защищать»

С переходом на годичный срок службы количество насильственных преступлений в армии сократилось, говорит юрист и координатор правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Антон Щербак. Но дедовщина в российской армии далеко не искоренена, уверен он:

«Она во многом трансформировалась: сейчас мы часто сталкиваемся с систематическим насилием уже не со стороны сослуживцев-срочников, а контрактников, профессиональных военнослужащих, – уточняет Щербак. – Когда ребята служили два года, командирами отделений были срочники и дедовщина шла от них. Сейчас командиры отделений – сержанты, профессиональные контрактники, которые таким образом «воспитывают» солдат».

В некоторых частях дедовщина «воспроизводится и культивируется» офицерским составом, говорит Щербак. Это ощущается даже в судах, где подсудимых-военнослужащих поддерживает начальство:

«Иногда часть до последнего за офицера стоит, – вздыхает Щербак. – По материалам дела ясно: вот он, негодяй, все против него свидетельствует. И умный командир [воинской части], конечно, будет дистанцироваться до приговора суда, хотя бы формально. Но я сам присутствовал на суде, где представители вышестоящего командования спокойно с подсудимым разговаривали, шутили, веселились. Поэтому, скорее всего, они и сами не чужды таких «методов воспитания».

Если военнослужащий причинил солдату тяжкий вред здоровью – вероятнее всего, он получит реальный срок, говорит Щербак. В случае травм средней тяжести агрессор может отделаться штрафом.

«Очень распространенная в армии травма – это разрыв селезенки, – говорит правозащитник. – Удар в область брюшной полости, достаточно иногда просто попасть в одну точку, чтобы селезенка лопнула. Вот тут обычно сажают людей. Но часто, когда нет физически сильных последствий у человека, офицеры отделываются штрафом и продолжают службу».

Хорошо характеризовался на работе и командир взвода Игорь Хохряков – номер его воинской части скрыт в материалах дела . В мае 2019 года Выборгский гарнизонный военный суд приговорил Хохрякова к трем годам шести месяцам лишения свободы условно по статье «Превышение должностных полномочий с применением насилия» (часть 3 статьи 286 УК) и штрафу в 100 тысяч рублей (около $1350) за восемь преступлений по статье «Мелкое взяточничество» (часть 1 статьи 291.2 УК). Следствие установило, что в 2018 году Хохряков вымогал у срочников деньги за право уйти в увольнительную. Также Хохряков как минимум дважды избил подчиненных солдат. В ноябре 2018 года, «будучи недовольным тем, что рядовой повредил огнетушитель, в неприличной грубой форме оскорбил его, после чего нанес несколько ударов в лицо», – говорится в приговоре. В январе 2019 года Хохряков в присутствии других военнослужащих «прижал рядового лицом к поверхности стола, после чего, схватив потерпевшего сзади за верхнюю часть форменной одежды, бросил его на поверхность того же стола, а затем на пол». Спустя несколько минут Хохряков избил рядового еще и по лицу, а когда солдат упал, «нанес ему еще несколько ударов ногами по спине, ноге и области предплечий».

Заявление на Хохрякова в «Солдатские матери Санкт-Петербурга» написал один из пострадавших срочников, но с журналистом Настоящего Времени бывший солдат разговаривать отказался. В «Солдатских матерях» не удивляются нежеланию своих подзащитных вспоминать события, произошедшие с ними на службе:

«Обращений по насилию в армии гораздо больше, чем заявлений о нем, – говорит Антон Щербак. – Люди часто не готовы себя защищать почему-то. Или родители [солдата] рассказывают, а сам человек не хочет. Или бывает, что передумывают».

Рядовой Вячеслав Васильев в марте 2019 года выиграл суд против старшины своей роты 138-й Красносельской мотострелковой бригады Степана Новикова. В феврале того же года Новиков избил Васильева в палатке полевого лагеря при двух других военнослужащих.

«Нужно было выходить на построение, но у меня пропал вещмешок, о чем я ему и доложил, – вспоминает Васильев. – Он велел мне принять упор лежа и несколько раз ударил меня по почкам и затылку».

Заявление в «Солдатские матери» Васильев отправил, находясь в военном госпитале, где он провел две недели после случившегося. Старшина Новиков, узнав о заявлении рядового, попытался уладить с ними конфликт. «Он мне звонил-звонил, но я не отвечал», – говорит Васильев.

Выборгский гарнизонный военный суд приговорил Новикова, который так и не признал свою вину, к трем годам лишения свободы условно по статье «Превышение должностных полномочий» (пункт «а» части 3 статьи 286 УК) и 30 тысячам рублей (около $400) штрафа.

Несмотря на совершенное с ним насилие, Вячеслав Васильев не жалеет о том, что пошел в армию, и говорит, что мужчинам «надо служить». Он нормально относится к воинской обязанности и собственный случай расценивает как частный. «Просто так получилось», – говорит он.

Читайте далее

«Я стал для них занозой в одном месте». Как добиться альтернативной службы в России

Судят как уклонистов и отправляют служить в Россию. Что происходит с призывниками в аннексированном Крыму

Можно ли изучать хирургию онлайн. Студенты-медики рассказывают, как пережили год пандемии

Мы – телеканал «Настоящее Время». Мы делаем яркие видео, рассказываем о важных новостях и злободневных темах, готовим интересные репортажи и передачи – смотрите нас на спутнике, в кабельных сетях и в интернете. Каждый день мы присылаем дайджест всего, что нужно знать, одним письмом, а также превращаем цифры в понятные истории.

Откос от армии психиатр

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Осенью и зимой правозащитники зафиксировали всплеск сообщений о насильственном призыве в армию. В разных регионах страны призывников удерживают в военкоматах, отбирают медицинские документы и личные вещи, а на следующий день отправляют служить.

Утром 4 декабря 24-летний менеджер интернет-магазина из подмосковной Электростали Артем Бикташев на пару часов отпросился с работы и поехал в военкомат Ногинска.

С собой он взял два медицинских заключения о плоскостопии. Врачи из частной медицинской клиники зафиксировали у Бикташева «признаки продольного плоскостопия II-III степени обеих стоп», по их измерениям, угол свода его правой стопы составил 156 градусов.

Второе заключение молодому человеку пришлось получить в медико-санитарной части №21, куда его направили из военкомата. Там, по словам Бикташева, ему диагностировали II степень плоскостопия, а угол свода правой стопы, по мнению медиков, равнялся 153 градусам.

Граница степеней плоскостопия находится на отметке в 155 градусов: если угол больше, то отправлять человека на срочную службу нельзя, если меньше — можно.

Читать еще:  Как узнать крутизну откоса

Артем Бикташев. Фото: из личного архива

«Военный хирург из медкомиссии, которую проходил Артем, направил его в медчасть Электростали на дополнительное обследование», — рассказывает подруга Бикташева Елизавета Тимакова. Врач не поверил заключению платной клиники о том, что у Артема третья степень плоскостопия, освобождающая его от армии.

«Плоскостопие не лечится, и за пару месяцев угол стопы измениться не мог», — говорит она.

Деформации стопы являются основанием для присвоения призывнику различных степеней годности к службе в армии. Во время службы в армии резко увеличиваются физические нагрузки, которые могут спровоцировать ухудшение заболевания. Перечень дефектов стопы можно найти в пункте «в» статьи 68 Расписания болезней Положения о военно-врачебной экспертизе от 4 июля 2013 года № 565. Категорию годности Д (пожизненный белый билет) выдают тем призывникам, у которых есть резко выраженные деформации стоп и такие заболевания как патологические конская, пяточная, варусная, полая, плоско-вальгусная стопы. При наличии III и более степени плоскостопия призывников списывают в запас с категорией годности В — «ограниченно годен к военной службе». II и I степени плоскостопия от армии не освобождают

Артем Бикташев рассказывает, что перед походом в военкомат он проконсультировался с юристом. «Он сказал мне: «Придешь, покажешь эти два документа и скажешь, что не согласен идти в армию, напишешь заявление, а потом тебе выдадут направление на дополнительный осмотр»», — вспоминает юноша.

Вместо этого в военкомате Ногинска у него отобрали паспорт и заперли в кабинете с писарем, который начал составлять личное дело призывника.

«Я показывал медицинские документы, которые были у меня с собой, но сотрудники военкомата на них даже не смотрели, — говорит призывник. — Мои слова там вообще ничего не значили. Там же был человек, он не представился, который стал спрашивать меня, почему я не хочу служить. По его мнению, я слишком дерзко себя вел. Сказал мне: «Будешь так себя вести — отправим тебя в армию сегодняшним днем»».

Спустя пару часов Артему сказали, что действительно отправят на медицинское обследование, после которого пообещали отпустить домой.

«Посадили в чей-то личный автомобиль, — вспоминает Бикташев. — Сопровождающий велел мне «не болтать, иначе отправят в Воркуту». Привезли, как потом оказалось, в распределительный пункт, что в Железнодорожном».

Хирург и терапевт провели его осмотр за пару минут, хотя для определения плоскостопия нужно делать рентген с нагрузкой на стопы, уточняет призывник.

«Вскоре Артем мне звонит в панике: «Они поставили мне вторую степень [плоскостопия], меня отправляют служить», — вспоминает подруга призывника Елизавета. — Был конец пятницы, и его оставили в распределительном пункте до понедельника».

В тот же день в распределительном центре Железнодорожного оказался и 21-летний Владислав Люлин из Люберец, рассказывает его мать Ирина. По ее словам, испуганный сын связался с ней всего на пару секунд.

Владислав Люлин. Фото: из личного архива

«Он звонит и кричит в трубку: «У меня отбирают телефон, меня отсюда больше не выпустят!» — вспоминает она. — У Влада долихосигма , это хроническая патология кишечника. Все предыдущие годы у него была отсрочка по состоянию здоровья. А в этот призыв у него то медицинские справки теряли, то на дополнительные обследования отправляли. Он с лета все анализы сдавал да по врачам бегал. Говорил мне: «Мама, я же прав, я не пойду в армию»».

В Железнодорожный Влада привезли из военкомата Люберец, где у парня также конфисковали все личные вещи и медицинские документы, говорит Ирина Люлина.

«У него очень сильные боли в животе, он постоянно на таблетках, нужна специальная диета. — расстраивается Ирина. — Сейчас у Влада сильная температура, воспалительный процесс пошел — он мне звонит из части. Таблетки не дают, кроме «Но-Шпы», которая не помогает».

Диагностированная у Люлина долихосигма отдельно не указана среди патологий, препятствующих призыву, но, как считает адвокат молодого человека Елена Рюмина, диагноз попадает под пункт «иные заболевания кишечника», а «окончательное решение все равно выдано на откуп военным медкомиссиям, что дает простор для злоупотреблений и ошибок».

Парни плачут

Те первые декабрьские выходные в распределительном центре провели около 30 человек, вспоминает Артем Бикташев. Среди них были призывники, кого «загребли одним днем», и те, кто находился там уже около двух недель — началась дедовщина.

«Был там один «особенный», — вспоминает Бикташев. — Кричал, что он старший лейтенант и учился в военном училище. Некоторых заставляли «очки» мыть. Моральный дух это, конечно, еще сильнее подбивало»».

Ни Артему Бикташеву, ни Владиславу Люлину с родными встретиться так и не дали. Мать Люлина с мужем не пропустили дальше КПП распределительного центра. «Сказали, что у них ночью сбежал солдат, и поэтому сына мы не увидим», — вспоминает она. В понедельник обоих призывников увезли в военную школу поваров № 190 подмосковного Наро-Фоминска. Юрист Сергей Шаров,

Как показалось Бикташеву, по прибытии в военную часть многие призывники «словили дизмораль». К тому же, солдатам сделали неизвестную прививку, от которым многим стало плохо, говорит солдат.

«Мне сказали, что это от гепатита А, но другие ребята утверждают, что это прививка от коронавируса, — говорит Артем. — У меня несколько дней температура под 39, парня на соседней койке вот всю ночь рвало. Но ребята тут нормальные, знаете. Если кто-то начинает плакать или что-то еще, парни подходят, успокаивают».

Семьи обоих солдат утверждают, что в военкоматах вместе с личными вещами им не выдали медицинские документы сыновей. Бикташевы и Люлины уже обжаловали действия призывной комиссии в суде и в военной прокуратуре Московского военного округа.

«На момент судебного разбирательства решение призывной комиссии приостанавливается», — рассказывает юрист Сергей Шаров, который представляет интересы Артема Бикташева. Шаров уверен: пока решение призывной комиссии оспаривается и не вступило в силу, призывника должны допустить до судебных заседаний.

Менее оптимистично настроен Антон Щербак, юрист правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга». С момента, когда призывнику присвоят звание рядового, он потеряет шансы на освобождение из армии, говорит он.

Отчитываясь за первый призыв 2020 года, военные следователи утверждали, что число попыток уклониться от срочной службы «путем симуляции болезни или иным способом» увеличилось в 1,7 раза. В частности, в этот призыв в армию попал IT-специалист Фонда борьбы с коррупцией Артем Ионов, которого задержали рядом с домом. У молодого человека ранее была диагностирована астма, но военные медики диагноз не подтвердили, Ионова отправили служить на Чукотку. Он дважды был госпитализирован, астма усилилась, у солдата диагностировали пневмонию.

Вирусная популярность

В ноябре правозащитная инициатива «Гражданин и Армия» сообщала о случаях призыва «одним днем» в Москве. В декабре московского активиста Сергея Запольнова насильно забрали в армию и отвезли в воинскую часть в Архангельской области.

Глава Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова публиковала информацию о нарушении правил призыва в Вологодской области, о незаконном призыве сообщали в Екатеринбурге, Белгороде и Петрозаводске. 8 декабря на сборном пункте в Москве попытался покончить с собой Владимир Ложкин.

«Сотрудники Городского сборного пункта похитили моего мужа, оказывали в отношении него физическое и психологическое насилие, угрожали его жизни и здоровью. Росгвардейцы его кинули на пол и заламывали руки, силой отобрали телефон. Офицер, отказавшийся представиться, угрожал ему физической расправой «бить буду по костям, чтобы не было видно следов, а затем закину в автобус и увезу»», — утверждала жена Ложкина, которого позже отправили служить в Тверскую область.

21-летний Илья Шестаков рассказывает «Медиазоне», что тоже порезал себе вены на сборном пункте в Москве. В сентябре он подал заявление о прохождении альтернативной гражданской службы, рассказывает Шестаков. 1 декабря его пригласили в военкомат для «уточнения документов».

Илья Шестаков. Фото: из личного архива

«Сказали, что у меня нет копии диплома и свидетельства о рождении в документах, — говорит он. — Я все и принес, но меня как будто никто не слушал. Полицейские доставили меня в сборный пункт, где мне составили липовую медкомиссию, хотя у меня не было ни результатов анализов, ничего».

По словам молодого человека, он испытывает трудности с дыханием, а также «раз в неделю-две» теряет сознание. После попытки суицида его выпустили из сборного пункта, выдав направление в психиатрическую больницу имени Кащенко.

«Но, как выяснилось, они должны были выдать мне и направление на анализы, потому что без анализов в Кащенко не принимают, — усмехается Шестаков. — Поэтому я снова в подвешенном состоянии».

Щербак из «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» советует:

«Нельзя являться в военкомат без повестки. А в самом военкомате нужно сидеть на месте, упираться, твердить: «Дайте мне решение призывной комиссии, я имею право его обжаловать». Как правило, сотрудники военкоматов опасаются применять силу, в случае сопротивления. Хотя и это не всегда помогает — доказательство тому недавний случай, когда призывника в Москве затолкали в автобус сотрудники Росгвардии».

Сообщения о насильственном призыве этой осенью поступают в «Солдатские матери» из разных регионов страны, продолжает юрист.

«Людей призывают в один день, иногда насильно удерживая на сборном пункте, — говорит он. — Обращаются и те, кому три-четыре года до этого давали отсрочку по здоровью, а в этом году призвали. Из-за эпидемиологической ситуации работа военкоматов в этом году затруднена, и они, чтобы выполнить план по призыву и получить премии, ни перед чем не останавливаются».

Массовый призыв одним днем в этот сезон связан с безнаказанностью и отсутствием уголовных дел по факту нарушений в военкоматах, считает юрист Института прав человека Арсений Левинсон. «Призывники приходят на контрольное медицинское освидетельствование, зная, что их призывная районная комиссия освободила по состоянию здоровья, — говорит он. — А на сборном пункте им объявляют , что решение об освобождении от службы отменено — и все, отбирают телефон, запирают и отправляют в воинскую часть следующим утром».

Облавы на призывников «развращают военкоматы», согласен адвокат «Апологии протеста» Александр Передрук. Он считает, что незаконный призыв в России только усугубится, если надзорные органы не станут реагировать на сообщения о нарушениях.

«Когда человека насильственным образом доставляют в военные комиссариаты, удерживают и отправляют в армию — это не что иное, как произвольное лишение свободы», — заключает адвокат.

Исправлено в 16:10. Уточнены слова Щербака о шансах на освобождение из армии и название учреждения, куда отвезли призывников.

Редактор: Дмитрий Швец

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector