Freewaygrp.ru

Строительный журнал
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Под откос ты лети наш паровоз

Вожаки с нюхом…

В «Чеченском изломе» недавно погибшего в авиакатастрофе генерала Г.Трошева, есть горькие слова о комсомоле. Характеризуя преступников, чьи руки залиты кровью русских воинов, гражданских жителей Чечни, своих близких и родных, вспоминая о журналисте газеты «Комсомольское племя» М.Удугове, об инструкторе ОК ВЛКСМ С.Радуеве, сначала «продававшем левый бензин, затем заложников и в конце концов — старых друзей», о других палачах, автор восклицает: «Общеизвестно, что у комсомольских вожаков какой-то особый нюх.. Не случайно они раньше других сумели заскочить в горбачевский поезд перестройки». Конечно, имеется в виду не «Наш паровоз, вперед лети! В коммуне остановка!», а тот поезд, чья бригада свалила под откос страну.

Мою горечь смягчает то, что на комсомольском поприще больших высот я не достиг и в вожаках никогда не состоял. В 1918-м году меня еще не было, песня «Дан приказ — ему на Запад, ей в другую сторону» воспринималась нами как песня о героях прошлого. На фронт Великой Отечественной опоздал — стал добровольцем Советской Армии лишь 1 июля 1945 года. Конечно, работал в колхозе, голодал, ходил, если и не оборванцем, то все же плохо одетым, но так жила вся страна, все мои сверстники. Став педагогом, вышел из ВЛКСМ по возрасту, но с комсомольцами продолжал дружить и работать. Однако ни в райкомах, ни в обкомах не состоял, подвигов за мною не числится. Но вспомнить могу немало.

…Осень 1942 года. По Каме идут суда с обгоревшими надстройками, мужиков в селе нет, с фронта приходят «похоронки», по радио сообщают о боях на Волге. В школе — собрание, прием в ВЛКСМ. Мама, член ВКП(б) с 1920 года, вдова «врага народа», волновалась больше меня. Она понимала, какой удар я получу в случае отказа. Накануне сосед, инвалид гражданской, сказал: «Ты, сынок, с ума сошел. Немец в Сталинграде, через месяц у нас будет, а ты в комсомол? Тебя ж повесят!» Приняли единогласно. Одновременно комсомольцами стали и многие мои одноклассники. Особенных «звезд» за свою жизнь они тоже не получили, но среди них нет отказавшихся от идеалов юности.

А в 1982 году я неожиданным образом послужил комсомолу. ЦК Демократической организации молодежи Афганистана — афганского комсомола — решил подарить XIX съезду ВЛКСМ ковер. На нем хотели выткать четверостишие на трех языках — двух государственных и русском. Мне, советнику Министерства просвещения ДРА, принесли афганские тексты, подстрочники и т.п. — переводи! Мой перевод выткали, и вскоре я участвовал в праздничной церемонии снятия ковра с рамы. Позднее, уже в Томске, узнал, как делегаты съезда (среди них — томичи) принимали этот подарок. Откуда мне было знать, что скоро нашего министра казнят талибы, что зять авторов ковра (художника и его жены, ткачихи) погибнет в бою, что погибнут многие афганские комсомольцы, солдаты, офицеры, учителя! Судьба большинства этих идейных борцов мне неизвестна. Куда полнее знаю о многих тогдашних вожаках нашего комсомола. Имен называть не стану — вдруг пропущу Матвиенко или Ходорковского! Впрочем, читатель сам может назвать молодых активистов и из центра, и из нашей области.

С тревогой видел возникновение этого самого «нюха». Прагматики, во имя рынка и собственного благополучия отказавшиеся от идеалов, они прошли в ВЛКСМ настоящую школу жизни, получили прекрасную организаторскую закалку, научились по-настоящему работать с людьми, да и сами именно там стали личностями. Сегодня они составляют ядро буржуазии и правящей партии. Но даже повернувшись на 180° политически, они не могут забыть прошлого. Не зря же, потихонечку собраясь в праздничные комсомольские дни, они, уже слегка дребезжащими голосами, опять восторженно поют: «И вновь приближается бой! // И сердцу тревожно в груди, // И Ленин такой молодой // И юный Октябрь впереди!» А на потускневших глазах — слезы гордости за не зря прожитую жизнь, начатую в комсомоле, 90-летие которого мы недавно отметили.

Официальный сайт Администрации города Симферополя

  • Главная страница Администрации →
  • Новости →
  • Вконтакте
  • Твиттер
  • Живой Журнал
  • Фэйсбук

29 июня 1941 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) издали Директиву о необходимости создания на оккупированной врагом территории организованного партизанского сопротивления. «Создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями армии противника в занятых им областях. создавать для врага и всех его пособников невыносимые условия, преследовать их на каждом шагу и уничтожать, срывать любые их мероприятия».

НАРОДНАЯ ВОЙНА

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима развернулась и велась народная война в форме партизанского и подпольного движения. Это было уникальное явление. По своему размаху и эффективности оно оказалось неожиданным для противника, хотя в СССР не было ни заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, ни подготовленных к ее ведению достаточного количества кадров. Массовое партизанское движение на оккупированных территориях стало символом народного сопротивления агрессорам.

3 июля 1941 г. в речи И.В. Сталина, прозвучавшей по радио, прозвучали призывы к развертыванию в тылу врага партизанской и диверсионной деятельности. 30 мая 1942 г. Сталин дал указание создать при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Этот штаб возглавил П.К. Понаморенко, заместителями которого были утверждены представители Генерального штаба и НКВД.

В Берлине возлагали надежды на то, что усилением террора удастся в зародыше задушить движение сопротивления на оккупированных советских землях. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель 16 сентября 1941 г. издал приказ, согласно которому за покушение на одного немца предписывалось брать в заложники и уничтожать от 50 до 100 мужчин и женщин из числа местных жителей.

Деятельность партизан была многогранной. Они нарушали коммуникации противника, совершали глубокие рейды в его тыл, обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями и т.д. Наиболее крупной в 1943 г. была проведенная партизанами операция «Рельсовая война», которая являлась составной частью битвы под Курском. В ходе операции было взорвано 1342 км одноколейного железнодорожного пути. Только в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что способствовало успешному наступлению Красной Армии.

МИЛЛИОН ПАРТИЗАН

Всего в 1941-44 гг. в тылу врага действовало 6 200 партизанских отрядов общей численностью в 1 млн. человек. С 1942 года в тылу у противника образовывались целые «партизанские края», в которых восстанавливалась советская власть. Особую роль они сыграли в нарушении тыловых коммуникаций. За годы войны ими было произведено 20 тыс. крушений поездов, уничтожено 2500 паровозов, подорвано 12 тыс. мостов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, 42 тыс. автомашин, 350 тыс. вагонов, цистерн и платформ, выведено из строя 6 тыс. танков и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах 1100 самолетов, уничтожено более 600 тыс. и взято в плен более 50 тыс. солдат и офицеров противника. Такого количества живой силы и техники хватило бы для создания крупной стратегической группировки врага.

Временно оккупированная советская территория не стала для захватчиков обеспеченным тылом. Это была, прежде всего, заслуга партизан и подпольщиков. Более 300 тыс. партизан были награждены орденами и медалями. 249 партизанам было присвоено звание Героя Советского Союза, а двое руководителей партизанского движения С.А. Ковпак и А.Ф. Федоров были удостоены этого высокого звания дважды.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Энциклопедия. Отв. Ред. А.О. Чубарьян. М., 2010

Партизаны, конечно, не имели непосредственной связи с агентурной разведкой, более того, они, вероятно, даже не знали о ее существовании. Но если агентурная разведка могла раскрыть главные стратегические замыслы немцев, то партизаны в свою очередь могли установить, как проводятся эти стратегические замыслы в жизнь; если агентурная разведка могла раздобыть сведения об отдельных планах немцев, то партизаны могли наблюдать осуществление этих планов. И поскольку партизаны могли следить за противником сразу во многих районах, их данные позволяли русским распознавать главные замыслы врага даже в тех случаях, когда агентуре заранее ничего не удавалось узнать. Поэтому партизаны вправе считать, что не только честь завоевания побед на полях сражений, но и честь достижения успехов в разведке отчасти принадлежит и им.

Ч.О. Диксон, О.Гейльбрунн. Коммунистические партизанские действия. Лондон, 1954

ИЗ ЖИЗНИ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРЫМА

В середине ноября неожиданно появился пропавший «Серго». Он пришел ко мне вместе с одним из своих помощников, Петей Смирновым, у которого была странная кличка «Семь плюс восемь», и связным Колей — мальчиком лет пятнадцати. Фалиппыч знал «Серго» и познакомил меня с ним.

Это был грузин высокого роста, плотный, с умными черными глазами и маленькими усиками. Одет очень элегантно, в модном костюме, в новом демисезонном пальто.

Я ему очень обрадовался.

— А мы боялись, что с вами несчастье случилось.

— Пустяки. Имел маленькое приключение. — «Серго» добродушно улыбнулся, приглаживая зачесанные назад черные волосы. — Был в Воинке. Оттуда решил поехать на Перекоп — посмотреть, что там делается у немцев, и наладить связь с нашими. Поехал на грузовой с надежным парнем — шофером. Все было хорошо, только пропуска на машину у нас не было. На станции Ишунь к нам придрался немецкий жандарм и задержал. Сам сел за руль, а с нами посадил русского полицая. Везет обратно в Воинку. Что делать? Не умирать же! Я говорю полицаю: «Ты русский, и мы русские, давай убьем немца и уедем в лес к партизанам. Ты нас спасешь, а мы тебя». Он сначала задумался, а потом как застучит в кабинку: «Партизаны! Хотят нас убить!» Жандарм сразу остановил машину, выскочил, пистолет — на нас. Нам скрутили руки, привезли в Воинку, посадили в каталажку. [189] Но у меня хорошие подпольщики. Ночью нас освободили и на линейке доставили в город.

«Серго» рассказывал эту историю спокойно, с юмором, как занятное дорожное приключение, но у Пети на бритых щеках краска выступила. Видно, все это было не так уж весело.

Читать еще:  Уголок пвх для откосов чем клеить

— Что же думаете делать? — спросил я «Серго». — Вас же разыскивают теперь по всему Крыму.

— Они нас всегда ищут! — махнул он рукой. — Переменю паспорт, квартиру и буду дальше работать.

— Не лучше ли вам на время уйти в лес?

— Зачем? Получше замаскируюсь и буду жить.

— Нет. Мои ребята из полиции достают. С готовой пропиской, по пять тысяч рублей за штуку. Если нужно, могу и вам дать.

ЮНЫЙ ПАРТИЗАН

Павлик Титов для своих одиннадцати был великим конспиратором. Он партизанил два с лишним года так, что об этом не догадывались даже его родители. Многие эпизоды его боевой биографии так и остались неизвестными. Известно же вот что. Сначала Павлик и его товарищи спасли раненого, обожженного в сгоревшем танке советского командира – нашли для него надежное укрытие, а по ночам носили ему еду, воду, по бабушкиным рецептам варганили какие-то лекарственные отвары. Благодаря мальчишкам танкист быстро поправился.

В июле 1942 года Павлик и его друзья передали партизанам найденные ими несколько винтовок и пулеметов с патронами. Последовали задания. Юный разведчик проникал в расположение гитлеровцев, вел подсчеты живой силы и техники.

Он вообще был ушлым парнишкой. Однажды притащил партизанам тюк с фашистской формой:

— Думаю, вам пригодится… Не самим носить, конечно…

— Да купались фрицы…

Не раз, переодевшись в добытую мальчиком форму, партизаны проводили дерзкие налеты и операции. Парнишка погиб осенью 1943 года. Не в бою. Немцы проводили очередную карательную операцию. Павлик с родителями прятался в землянке. Каратели расстреляли всю семью – отца, мать, самого Павлика и даже его маленькую сестренку. Он был похоронен в братской могиле в Сураже, что недалеко от Витебска.

ПАРТИЗАНСКАЯ ПРИСЯГА

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Красных партизан, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным партизаном, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все приказы командиров и политических руководителей.

Я клянусь до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской родине и рабоче-крестьянскому Правительству.

Я готов, как верный сын своей родины, с оружием в руках действовать во временно захваченных районах, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников.

Я клянусь мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни, преследовать и уничтожать на каждом шагу чужеземных захватчиков и грабителей до полной победы над врагом.

Если же по злому умыслу я нарушу эту мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара Советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.

КОМАНДИРЫ

Из дневников С.А. Ковпака:

«Воодушевленные победой над в несколько раз сильным противником, бойцы еще больше укрепили веру в победу, а население еще смелее начало идти в отряды»

Партизаны оружие и даже взрывчатку добывали в боях с врагом. Партизанский командир С.А. Ковпак часто повторял: «Мой поставщик — Гитлер».

Активный участник партизанского движения П.П. Вершигора:

Описание партизанского лагеря С.А. Ковпака: «Хозяйский глаз, уверенный, спокойный ритм походной жизни и гул голосов в почаще леса, неторопливая, но и не медлительная жизнь уверенных людей, работающих с чувством собственного достоинства, — это мое первое впечатление об отряде Ковпака».

Во время рейда Ковпак был особенно строгим и придирчивым. Он говорил, что успех любого боя зависит от незначительных, вовремя не учтённых «мелочей»: «Прежде чем зайти в Божий храм, подумай, как из него выйти».

А.Н. Сабуров (руководитель партизанского движения на Украине) о деятельности партизан:

«Во время подготовки к рейду и в нашем штабе было немало горячих споров. Мы не раз воспроизводили на карте все возможные ситуации столкновений с врагом, выбирали самые тяжелые, невыгодные для нас условия и искали выход из них. Над планированием рейда работало много людей. Это было подлинно коллективное творчество. И прежде всего мы прислушивались к словам тех, у кого за плечами был не один успешный бой, поучительный с точки зрения партизанской тактики. Учитывалось все, до самых мелких подробностей, создавались планы и контрпланы, и при этом исходили мы из того непреложного факта, что в рейде на долгие раздумья фашисты не дадут нам времени.

Но даже при таком серьезном подходе к разработке рейда сомнения полностью не исключались. Некоторые не скрывали своей озабоченности относительно того, можно ли будет действовать в тех областях, где врагу уже удалось разбить, а то и почти полностью уничтожить партизанские отряды и партийное подполье.

Это верно, пожалуй, что на Брянщине, Орловщине и частично на Смоленщине партизанам воевать было легче. На Брянщине раньше, чем в других областях, сумели объединиться ранее разбросанные, изолированные друг от друга отряды, там люди нашли в себе мужество быстрее преодолеть межрайонные и областные барьеры, и тем самым был создан единый мощный партизанский кулак, что, в свою очередь, открыло возможность наносить врагу более массированные и, следовательно, более ощутимые удары.

Широко развернувшиеся действия объединенных партизанских отрядов вынудили оккупационные власти сосредоточивать войска в крупных гарнизонах, чтобы тоже собрать свои силы в кулак. В результате немцы оставили целые лесные районы, полностью уступив их партизанам. Так и создался партизанский край, ставший притягательной силой и надеждой всех окрестных жителей.

Но ведь этого можно добиться и на Украине!

Советские люди, оказавшиеся на временно оккупированной земле, повсюду с ненавистью относятся к врагу и глубоко понимают свой долг перед Родиной. И если в одном месте партизанское движение развито слабее, чем в других местах, так это не потому, что местные жители примирились с оккупацией, а потому, что некому возглавить их патриотический порыв и организовать борьбу с врагом. И одна из главных задач нашего рейда — исправить такое положение»

Под откос ты лети наш паровоз

В день 140-летия вождя мирового пролетариата МХТ показал спектакль по роману другого уроженца Симбирска — Ивана Гончарова. «Обрыв» в постановке Адольфа Шапиро носит ярко выраженный антиреволюционный характер, что вполне соответствует авторскому замыслу.

С первого взгляда «Обрыв» — это Сергей Бархин. Сценография. Белый фасад с привольной широкой лестницей и оборотная сторона, неприглядная изнанка дома и жизни, путь под откос — лестница узкая, темная, кривая. Исходя из этого, всякое движение на сцене возможно либо вверх, либо вниз. Просто по горизонтали, то бишь «секулярно», дороги нет.

Для актеров такая декорация создает дополнительные трудности, и восхищения достойно, с какой легкостью Ольга Яковлева пересчитывает ступени туда-обратно. Для спектакля в целом зримая вертикаль, про которую не забудешь (ноги напомнят), — практически готовое постановочное решение. Форма, организующая содержание. Красивая в строгости своей мысль: человек не может жить только по горизонтали. Это заблуждение — будто от колыбели до могилы, из точки «Р» в точку «С» мы перемещаемся линейно. Каждый шаг либо приподнимает душу, либо подталкивает ее к обрыву.

Не возьмусь утверждать, что спектакль Адольфа Шапиро целиком и полностью отвечает этой духовной максиме. Весь первый акт пришлось сделать вводным, что по-человечески понятно: роман велик, а режиссер Шапиро добросовестен. Получилась крайне затянутая экспозиция. Вот, из дальних странствий возвратясь, прибыл в родовое гнездо — усадьбу Малиновка — молодой человек Борис Райский (Анатолий Белый). А тут его поджидает бабушка Татьяна Марковна Бережкова (как раз таки Ольга Яковлева) с выстраданной годами мудростью: «Всегда будь доволен или хотя бы делай вид, что доволен». А это что за девочки в полотняных платьях? Ага, дальние родственницы. Дальше: встретить блудного внука пирогами-самоварами надо? Надо. Друга Райского по университету — Леонтия и жену его — лярву и курву публике предъявить следует? Не лишнее. А понагнетать интригу перед явлением нигилиста Марка Волохова? Ну, аск!

В итоге первый акт вышел гладким, ровным, хрестоматийным. По определению из одного фильма: «Как лицо актера Щепкина — ни усов, ни бороды, уцепиться не за что». Возможно ли исправить положение, не знаю. Но если бы мхатовский «Обрыв» сократили и простую, внятную правду второго акта подтащили поближе к началу, радость прогрессивной публики не подлежала бы описанию даже пером Ивана Александровича Гончарова.

Роман, над которым Гончаров мучительно трудился без малого двадцать лет, из-за которого навсегда поссорился с Тургеневым, при зачатии носил имя «Художник». Однако не милый дилетант возглавил готовое произведение. Да, присутствием Райского действие скрепляется, цементируется, и все-таки роль Борису отведена межумочная, почти комическая — так посторонний, вмешавшись в уличную драку, принимает на себя тумаки с обеих сторон. Выехал инфантил на пленэр с целью сочинения романа, а настоящие, не придуманные страсти кипят поблизости и затягивают самого Райского в пугающую отвесную темноту. Обаятельный (у Белого — вдвойне обаятельный) балабол, крупный «теоретик» вдруг понимает, что пожар на бумаге и в собственном доме — это разные вещи. Выбор между целостью теорий и целостью жизни — вот тема Райского. Не более того.

Райский слаб, а в «Обрыве» борются две силы. Безбожник, соблазнитель, дешевый позер и циничный провокатор Волохов — антагонист. Бабушка, Вера и преданный им обеим «медведь» Тушин — протагонисты. Шапиро не скрывает, на чьей стороне его симпатии. Как не скрывал когда-то и автор романа. Волохов явился читающей России парой лет раньше Ставрогина и Верховенского. Обрыв — это место, где водятся бесы, это муть, кошмар и морок.

Гончаров высказался крайне определенно, и волоховы отомстили ему в полной мере. Роман был оплеван критикой — как, скажем, сегодня «Утомленные солнцем 2: Предстояние». Алексей К. Толстой по этому поводу (не по поводу «Предстояния») удивлялся: «Отчего люди начинают кричать: пожар! — как скоро выводится на сцену какой-нибудь мерзавец? Ведь это называется на воре шапка горит!» Сам же Гончаров (словно создатель «Предстояния») в письме к знакомой заметил: «О неверующих здесь нет речи. Что мне и Вам до них за дело. Я знаю, что они давно надо мной смеются. Один из новых людей в лицо обозвал меня и Веру (героиню „Обрыва“) неразвитыми. Пусть! Ведь не веровать — легче всего. Неверие ни к чему не обязывает, ничего не налагает, никакого долга, никакой работы над собою Таково большинство шалопаев, лентяев, недоучек».

Читать еще:  Юридический откос от армии

Прав председатель палаты (в спектакле МХТ — Николай Чиндяйкин), когда характеризует прелюдию распада: «Начинается не с мужиков. Сначала к обедне перестают ходить » Хотя председатель — лицо в романе и в спектакле отрицательное. Груб, бестактен, молодящуюся нимфоманку Крицкую обидел (а как ее обидели Шапиро и Дарья Юрская, выставив патентованной идиоткой и лишив надежды на сочувствие. ..). Но что поделаешь, так и было: старого тупого служаку гнали из дома брезгливо. «Новых людей» волоховых, напротив, поили жженкой, развлекались ночной с ними дискуссией; бабушки, жалеючи, предлагали им перины, девицы натурально падали в овраг Марк яблоки таскает, ему говорят: на здоровье! Деньги занимает без отдачи — говорят: возьмите еще! А потом стихия, подзуженная волоховыми, сметет все эти райские усадьбы, разлюли-Малиновки с лица земли.

«Обрыв» можно трактовать как роман любовный, можно — как социальный. Шапиро удается второе. Любовная линия возникает в спектакле ниоткуда, у этой реки нет истока. Вдобавок причины безумной страсти Райского не очень понятны. Наталья Кудряшова, приглашенная на роль Веры из «Школы драматического искусства», в полном соответствии с заветами Анатолия Васильева играет пасмурно, смутно, замкнуто. Полюбить такую девушку при ближайшем рассмотрении и подробном знакомстве, разумеется, можно. Вспыхнуть в одночасье, сгореть от мужского хотения синим пламенем — вряд ли

Чем ближе к финалу, тем менее интересны гормональные потасовки Райского с Верой. Гораздо сильнее волнуют крайние точки вертикали. Впадает в ничтожество волосатик Марк (Артем Быстров, схожий внешне с художником Крамским). Поднимается до трагических высот старшая Бережкова. Моменты буффонадного шутовства, как и интонации Медеи у Ольги Яковлевой, ни глаз, ни ухо не режут: крах и взлет заданы вертикалью. К тому же Татьяна Марковна для Гончарова — образ России. Сама покаялась, других простила, умирала от горя, однако выжила и радоваться не разучилась.

Снова пакует чемоданы безобидное перекати-поле Борис. Дальше по свету несет свою заразу Волохов. Остаются бабушка, Вера, Тушин (здесь — Михаил Хомяков). Крепкие корни, не утраченная вера, беззаветная любовь — именно они наследуют землю на волжском берегу. Эх, была бы это для нас типичная, то есть обыкновенная история. ..

29 июня — День памяти партизан и подпольщиков

НАРОДНАЯ ВОЙНА

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима развернулась и велась народная война в форме партизанского и подпольного движения. Это было уникальное явление. По своему размаху и эффективности оно оказалось неожиданным для противника, хотя в СССР не было ни заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, ни подготовленных к ее ведению достаточного количества кадров. Массовое партизанское движение на оккупированных территориях стало символом народного сопротивления агрессорам.

3 июля 1941 г. в речи И.В. Сталина, прозвучавшей по радио, прозвучали призывы к развертыванию в тылу врага партизанской и диверсионной деятельности. 30 мая 1942 г. Сталин дал указание создать при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Этот штаб возглавил П.К. Понаморенко, заместителями которого были утверждены представители Генерального штаба и НКВД.

В Берлине возлагали надежды на то, что усилением террора удастся в зародыше задушить движение сопротивления на оккупированных советских землях. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель 16 сентября 1941 г. издал приказ, согласно которому за покушение на одного немца предписывалось брать в заложники и уничтожать от 50 до 100 мужчин и женщин из числа местных жителей.

Деятельность партизан была многогранной. Они нарушали коммуникации противника, совершали глубокие рейды в его тыл, обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями и т.д. Наиболее крупной в 1943 г. была проведенная партизанами операция «Рельсовая война», которая являлась составной частью битвы под Курском. В ходе операции было взорвано 1342 км одноколейного железнодорожного пути. Только в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что способствовало успешному наступлению Красной Армии.

МИЛЛИОН ПАРТИЗАН

Всего в 1941-44 гг. в тылу врага действовало 6 200 партизанских отрядов общей численностью в 1 млн. человек. С 1942 года в тылу у противника образовывались целые «партизанские края», в которых восстанавливалась советская власть. Особую роль они сыграли в нарушении тыловых коммуникаций. За годы войны ими было произведено 20 тыс. крушений поездов, уничтожено 2500 паровозов, подорвано 12 тыс. мостов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, 42 тыс. автомашин, 350 тыс. вагонов, цистерн и платформ, выведено из строя 6 тыс. танков и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах 1100 самолетов, уничтожено более 600 тыс. и взято в плен более 50 тыс. солдат и офицеров противника. Такого количества живой силы и техники хватило бы для создания крупной стратегической группировки врага.

Временно оккупированная советская территория не стала для захватчиков обеспеченным тылом. Это была, прежде всего, заслуга партизан и подпольщиков. Более 300 тыс. партизан были награждены орденами и медалями. 249 партизанам было присвоено звание Героя Советского Союза, а двое руководителей партизанского движения С.А. Ковпак и А.Ф. Федоров были удостоены этого высокого звания дважды.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Энциклопедия. Отв. Ред. А.О. Чубарьян. М., 2010

Партизаны, конечно, не имели непосредственной связи с агентурной разведкой, более того, они, вероятно, даже не знали о ее существовании. Но если агентурная разведка могла раскрыть главные стратегические замыслы немцев, то партизаны в свою очередь могли установить, как проводятся эти стратегические замыслы в жизнь; если агентурная разведка могла раздобыть сведения об отдельных планах немцев, то партизаны могли наблюдать осуществление этих планов. И поскольку партизаны могли следить за противником сразу во многих районах, их данные позволяли русским распознавать главные замыслы врага даже в тех случаях, когда агентуре заранее ничего не удавалось узнать. Поэтому партизаны вправе считать, что не только честь завоевания побед на полях сражений, но и честь достижения успехов в разведке отчасти принадлежит и им.

Ч.О. Диксон, О.Гейльбрунн. Коммунистические партизанские действия. Лондон, 1954

ИЗ ЖИЗНИ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРЫМА

В середине ноября неожиданно появился пропавший «Серго». Он пришел ко мне вместе с одним из своих помощников, Петей Смирновым, у которого была странная кличка «Семь плюс восемь», и связным Колей — мальчиком лет пятнадцати. Фалиппыч знал «Серго» и познакомил меня с ним.

Это был грузин высокого роста, плотный, с умными черными глазами и маленькими усиками. Одет очень элегантно, в модном костюме, в новом демисезонном пальто.

Я ему очень обрадовался.

— А мы боялись, что с вами несчастье случилось.

— Пустяки. Имел маленькое приключение. — «Серго» добродушно улыбнулся, приглаживая зачесанные назад черные волосы. — Был в Воинке. Оттуда решил поехать на Перекоп — посмотреть, что там делается у немцев, и наладить связь с нашими. Поехал на грузовой с надежным парнем — шофером. Все было хорошо, только пропуска на машину у нас не было. На станции Ишунь к нам придрался немецкий жандарм и задержал. Сам сел за руль, а с нами посадил русского полицая. Везет обратно в Воинку. Что делать? Не умирать же! Я говорю полицаю: «Ты русский, и мы русские, давай убьем немца и уедем в лес к партизанам. Ты нас спасешь, а мы тебя». Он сначала задумался, а потом как застучит в кабинку: «Партизаны! Хотят нас убить!» Жандарм сразу остановил машину, выскочил, пистолет — на нас. Нам скрутили руки, привезли в Воинку, посадили в каталажку. [189] Но у меня хорошие подпольщики. Ночью нас освободили и на линейке доставили в город.

«Серго» рассказывал эту историю спокойно, с юмором, как занятное дорожное приключение, но у Пети на бритых щеках краска выступила. Видно, все это было не так уж весело.

— Что же думаете делать? — спросил я «Серго». — Вас же разыскивают теперь по всему Крыму.

— Они нас всегда ищут! — махнул он рукой. — Переменю паспорт, квартиру и буду дальше работать.

— Не лучше ли вам на время уйти в лес?

— Зачем? Получше замаскируюсь и буду жить.

— Нет. Мои ребята из полиции достают. С готовой пропиской, по пять тысяч рублей за штуку. Если нужно, могу и вам дать.

ЮНЫЙ ПАРТИЗАН

Павлик Титов для своих одиннадцати был великим конспиратором. Он партизанил два с лишним года так, что об этом не догадывались даже его родители. Многие эпизоды его боевой биографии так и остались неизвестными. Известно же вот что. Сначала Павлик и его товарищи спасли раненого, обожженного в сгоревшем танке советского командира – нашли для него надежное укрытие, а по ночам носили ему еду, воду, по бабушкиным рецептам варганили какие-то лекарственные отвары. Благодаря мальчишкам танкист быстро поправился.

В июле 1942 года Павлик и его друзья передали партизанам найденные ими несколько винтовок и пулеметов с патронами. Последовали задания. Юный разведчик проникал в расположение гитлеровцев, вел подсчеты живой силы и техники.

Он вообще был ушлым парнишкой. Однажды притащил партизанам тюк с фашистской формой:

— Думаю, вам пригодится… Не самим носить, конечно…

— Да купались фрицы…

Не раз, переодевшись в добытую мальчиком форму, партизаны проводили дерзкие налеты и операции. Парнишка погиб осенью 1943 года. Не в бою. Немцы проводили очередную карательную операцию. Павлик с родителями прятался в землянке. Каратели расстреляли всю семью – отца, мать, самого Павлика и даже его маленькую сестренку. Он был похоронен в братской могиле в Сураже, что недалеко от Витебска.

Читать еще:  Укрепления откосов у гофрированных труб

ПАРТИЗАНСКАЯ ПРИСЯГА

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Красных партизан, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным партизаном, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все приказы командиров и политических руководителей.

Я клянусь до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской родине и рабоче-крестьянскому Правительству.

Я готов, как верный сын своей родины, с оружием в руках действовать во временно захваченных районах, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников.

Я клянусь мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни, преследовать и уничтожать на каждом шагу чужеземных захватчиков и грабителей до полной победы над врагом.

Если же по злому умыслу я нарушу эту мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара Советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.

КОМАНДИРЫ

Из дневников С.А. Ковпака:

«Воодушевленные победой над в несколько раз сильным противником, бойцы еще больше укрепили веру в победу, а население еще смелее начало идти в отряды»

Партизаны оружие и даже взрывчатку добывали в боях с врагом. Партизанский командир С.А. Ковпак часто повторял: «Мой поставщик — Гитлер».

Активный участник партизанского движения П.П. Вершигора:

Описание партизанского лагеря С.А. Ковпака: «Хозяйский глаз, уверенный, спокойный ритм походной жизни и гул голосов в почаще леса, неторопливая, но и не медлительная жизнь уверенных людей, работающих с чувством собственного достоинства, — это мое первое впечатление об отряде Ковпака».

Во время рейда Ковпак был особенно строгим и придирчивым. Он говорил, что успех любого боя зависит от незначительных, вовремя не учтённых «мелочей»: «Прежде чем зайти в Божий храм, подумай, как из него выйти».

А.Н. Сабуров (руководитель партизанского движения на Украине) о деятельности партизан:

«Во время подготовки к рейду и в нашем штабе было немало горячих споров. Мы не раз воспроизводили на карте все возможные ситуации столкновений с врагом, выбирали самые тяжелые, невыгодные для нас условия и искали выход из них. Над планированием рейда работало много людей. Это было подлинно коллективное творчество. И прежде всего мы прислушивались к словам тех, у кого за плечами был не один успешный бой, поучительный с точки зрения партизанской тактики. Учитывалось все, до самых мелких подробностей, создавались планы и контрпланы, и при этом исходили мы из того непреложного факта, что в рейде на долгие раздумья фашисты не дадут нам времени.

Но даже при таком серьезном подходе к разработке рейда сомнения полностью не исключались. Некоторые не скрывали своей озабоченности относительно того, можно ли будет действовать в тех областях, где врагу уже удалось разбить, а то и почти полностью уничтожить партизанские отряды и партийное подполье.

Это верно, пожалуй, что на Брянщине, Орловщине и частично на Смоленщине партизанам воевать было легче. На Брянщине раньше, чем в других областях, сумели объединиться ранее разбросанные, изолированные друг от друга отряды, там люди нашли в себе мужество быстрее преодолеть межрайонные и областные барьеры, и тем самым был создан единый мощный партизанский кулак, что, в свою очередь, открыло возможность наносить врагу более массированные и, следовательно, более ощутимые удары.

Широко развернувшиеся действия объединенных партизанских отрядов вынудили оккупационные власти сосредоточивать войска в крупных гарнизонах, чтобы тоже собрать свои силы в кулак. В результате немцы оставили целые лесные районы, полностью уступив их партизанам. Так и создался партизанский край, ставший притягательной силой и надеждой всех окрестных жителей.

Но ведь этого можно добиться и на Украине!

Советские люди, оказавшиеся на временно оккупированной земле, повсюду с ненавистью относятся к врагу и глубоко понимают свой долг перед Родиной. И если в одном месте партизанское движение развито слабее, чем в других местах, так это не потому, что местные жители примирились с оккупацией, а потому, что некому возглавить их патриотический порыв и организовать борьбу с врагом. И одна из главных задач нашего рейда — исправить такое положение»

Руководитель одесского подполья

Небо скоро лист уронит

в лужи тёмного свинца.

Ты на сасовском перроне

из поездки ждёшь отца.

На вокзале отогрейся –

и опять под дождь скорей!

Паровоз плывёт по рельсам

к давней пристани своей.

Шум пронзительный и резвый,

дыма тянется волна.

. За дорогою железной –

ширь лугов да речка Цна.

Этим летом по тропинке

часто бегал ты туда.

Тихо кланялись травинки,

быстро двигалась вода.

в даль зелёную стремилась,

Может, реки есть бездонней,

а любимей не найдёшь.

«Здравствуй, милое раздолье» –

ты вполголоса поёшь.

Ты о том ещё напишешь

в лунном шелесте берёз.

. Паровоз всё тише-тише –

и как будто в рельсы врос.

Ты к отцу бежишь навстречу,

и спешите вы домой.

По вечернему поречью

ходит ветер удалой!

Владимир Молодцов до 10-летнего возраста учился в Сасовской начальной железнодорожной школе. Затем вместе с родителями – Александром Георгиевичем и Марией Леонтьевной, братом Николаем, сестрами Валентиной и Ириной переехал в Подмосковье.

Вот и дом: тепло родное,

мама, брат и две сестры.

И окно глядит резное

на соседние дворы.

Старший отдыха не требуй,

дел всегда невпроворот:

принести воды и хлеба,

не забыть про огород.

Ведь отец в поездке часто,

знамо слово – «машинист».

. Дни бегут, недели мчатся,

закружился жёлтый лист.

В школе железнодорожной

ходишь ты в четвёртый класс.

Это время в час тревожный

вспомнишь ты ещё не раз.

Вот идёт учитель строгий,

вот торопится дружок.

Край родной оставил в сердце

столько светлого всего!

И за дымкой скрылось детство,

Окончив среднюю школу, Владимир Молодцов работал помощником слесаря, машинистом холодильных компрессорных установок, шахтером, учился на рабфаке и в инженерно-экономическом институте. Показал себя хорошим специалистом и активным комсомольцем, писал стихи, отлично знал немецкий язык. С середины 30-х годов В.А. Молодцов, окончив Центральную школу НКВД, был на оперативной работе в качестве сотрудника в органах государственной безопасности. К началу Великой Отечественной войны был уже в звании капитана.

шахты в Бобрике-Донском.

В каждом деле беспокойство

жилкой бьётся над виском.

Обученье на рабфаке,

И войны чадящий факел

дышит яростно в упор!

В июле 1941 года Молодцова направили в Одессу. Владимиру Александровичу было поручено создать и возглавить разведывательно-диверсионную группу для работы в тылу врага. Павел Бадаев – такой подпольный псевдоним выбрал себе чекист Молодцов.

После оставления Одессы 16 октября 1941 года советскими войсками город захватили немецко-румынские оккупанты. Боевые группы подпольщиков, выходя из катакомб, наносили сокрушительные удары по врагу.

Отрядом Молодцова-Бадаева были пущены под откос железнодорожные составы гитлеровцев с живой силой и боеприпасами, взорвано здание комендатуры, уничтожены узлы связи, минировались дороги, передавалась в Москву важная разведывательная информация. Около 500 фашистских офицеров и солдат нашли свою смерть от рук отважных подпольщиков.

Град приморский, край степной,

он в суровый цвет оделся,

встал пред ворогом стеной.

Здесь и там, за дальней далью,

смертный бой ведёт народ.

И дано тебе заданье –

создавать подпольный фронт.

«Будь предельно осторожен!» –

есть такой урок войны.

И носить отныне должен

ты фамилию жены.

Ты теперь для всех – Бадаев,

псевдоним для Центра – «Кир».

Зреет, зреет месть святая,

Город временно оставлен,

но сдавать его – не сметь!

Катакомбы, как заставы:

отовсюду фрицам – смерть!

Твой отряд в каменоломни,

чтобы бить врагов, ушёл.

Лабиринты здесь огромны,

воздух тёмен и тяжёл.

Здесь совсем не до веселья,

но от сердца – прочь тоску!

И разведки донесенья

вновь отправлены в Москву!

И фашистов эшелоны

под откос опять летят.

не страшат твоих ребят.

О своей не думать шкуре –

точно выполнить приказ.

И – конец комендатуре:

Ведя беспощадную борьбу с захватчиками, Владимир Молодцов всегда с душевным трепетом вспоминал о своей семье: жене Антонине и детях – Владимире, Александре, Людмиле.

Фитилёк горит неярко,

полутени на стене.

Нет душе родней подарка,

чем слагать письмо жене:

«Как ты там? Здоровы ль дети?

Всё равно уйдёт беда.

Что бы ни было на свете –

к вам вернусь я навсегда».

Но румынской политической полиции удалось по доносу предателя установить место явочной квартиры бадаевцев. Вечером 9 февраля 1942 года Молодцов вместе со своими сподвижниками был схвачен. Жестокие пытки не сломили их волю. Советских патриотов расстреляли 12 июля 1942 года.

Но качнулось пламя резко,

и застыла боль в груди.

Впереди и ночь ареста,

и допросы впереди.

Партизанских тайн не выдашь,

не предашь своих бойцов.

И на бой последний выйдешь,

русский воин Молодцов.

И, пройдя кругами ада,

скажешь ты в тисках тюрьмы:

«На своей земле пощады

у врага не просим мы!»

. И настанет ночь расстрела

у Люстдорфского шоссе.

Но у смерти под прицелом

жизнь хранит мгновенья все.

И пока в стволах томится

свист горячего свинца,

вдруг сверкнёт в душе зарница –

это память вдаль стремится,

где ты снова ждёшь отца.

Ты бежишь к нему навстречу.

И спешите вы домой.

И по синему поречью

ходит ветер удалой.

Владимиру Александровичу Молодцову Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Писатель Юрий Корольков посвятил подвигу своего отважного земляка книги «В катакомбах Одессы» и «Операция «Форт». Написаны о капитане Молодцове и поэтические произведения.

Имя Героя носят улицы в Москве, Одессе, Рязани, Туле, Кратове. В нашем областном центре установлен памятник руководителю подпольного соединения. А в Сасове в честь Владимира Молодцова назван проспект.

Владимир ХОМЯКОВ,
руководитель Сасовского литературного клуба «Первая строка».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector